Восточный Мотив

Востоком бредить. Полюбить язык
витиеватый и сухой, как пламень.
Бросать цветы вишневые в арык.
С петроглифом искать гранитный камень.

В ветвях чинары поселить звезду
с пищащим выводком. И профиль Улугбека,
серпообразный, увидать в пруду,
когда ни звезд, ни просто человека…

Намаз не совершать, но мудрецу внимать —
от слова каждого вода пойдет кругами…
Закончить труд и сверху написать:
«Зидж-и джедид-и Гурагани».*

И отделив покой от толчеи,
сажать деревья, чтобы вверх летели!
И песни петь, а если спросят: «Чьи?» —
«Ничьи,» — ответить, — так все время пели.

________________________
* Зидж-и джедид-и Гурагани — (с фарси). Новые Гураганские звездные таблицы. Название книги Улугбека, более известной как «Звездная книга».

Л.П. Пискунов (Кострома)

Л.П. Пискунов (Кострома)

Деревня Вёжи в Костромском районе во время войны


Л.П. Пискунов. Фото из архива автора. 1946 г.

Сенокос в наших местах начинали с 20-х чисел июня. В этот год, видимо по решению райкома партии, было предложено трём колхозам: «1-го Мая» (д. Ведёрки), «Имени Сталина» (д. Вёжи), «Сталинец» (с. Спас) — оказать в этом деле помощь Караваевскому совхозу, которым руководил В.Ар. Шаумян.
Была суббота 21 июня 1941 года, и наш колхоз «Имени Сталина», с двумя конными косилками и около 3-х десятков мужиков и ребят с косами на плечах, с выездной кухней, двинулся ранним утром на Караваевские луга в местечко Рученица — это небольшой залив от озера Каменник, в 1,5 км от села Спаса. С ходу повара, Алексей Дмитриевич Новиков и Вера Алексеевна Тенягина, стали обустраивать кухню: большой лужёный котёл для супа и ещё поменьше, для каши, стали навешивать на сошки, на здоровые дубовые колья.
Берег Рученицы был не очень крутой, и тут росли 3 — 4 дубовых куста, под этими кустами и расположилась вся колхозная бригада. Перекурили минут 15 — 20, и на гладком лугу застрекотали косилки, а мужики, разделившись на три звена, двинулись к озеру Турову, где были кочки и сыро и на косилках невозможно было косить, а мы, ребятишки, с ворочелами в руках следовали за ними, разбивали валки, чтоб трава быстрей просыхала >>> Деревня Вёжи в Костромском районе во время войны

Альманах «Костромская земля»

Внешний вид и храмы Ипатьевского монастыря

ТРОИЦКИЙ СОБОРНЫЙ ХРАМ.

Фотография XIX века.
Захария основал церковь Живоначальной Троицы с приделами апостола Филиппа и Ипатия Гангрского, которая дала начало Ипатьевскому монастырю

Крыльцо Троицкого собора.

Первоначальное устройство Троицкого собора. Разрушение его в 1649 г. и восстановление в 1652 году. Царское место. Размеры и внешний вид новосозданного храма. Вход в Троицкий собор и окружающие его галлереи и их стенопись. Входные двери и украшения их. Настенная в соборе фресковая роспись. Иконостас, наиболее замечательные иконы в соборе и другие предметы старины. Последующие перемены во внешнем и внутреннем устройстве Троицкого собора.

Троицкий храм первоначально был построен, по пре­данию, в 1330 годах татарским мурзою Четом и, без сомнения, был деревянный, притом малых размеров. Троицкий храм того времени построен был, как полагают, на подклете, о пяти верхах, с папертями и с приделом во имя св. ап. Филиппа и свм. Ипатия.  >>>

ТРОИЦКИЙ СОБОРНЫЙ ХРАМ.

О забытом прошлом деревни Спас-Вёжи, что под Костромой. История моей родины.

Хочется рассказать об одной деревне под Костромой, а название её Вёжи. Вот уже более 40 лет, как деревни нет, а попросту она и многие другие деревни были затоплены при создании Костромского водохранилища, или как его называют Костромское море. Однако если спросить у Костромичей, что было на месте Костромского моря – многие, пожмут плечами, а было вот что: Леониду Петровичу Пискунову довелось родиться и жить до самого переселения в этом дивном крае и запомнить много рассказов и легенд – как дедушек и бабушек, так и других старожилов деревни.

Старица реки Костромы близ Спаса. Вечерний закат на Костромском разливе (Горьковском водохранилище)
Старица реки Костромы близ Спаса. Вечерний закат на Горьковском водохранилище

Местность деревни до затопления была уникальна. Читать далее О забытом прошлом деревни Спас-Вёжи, что под Костромой. История моей родины.

Дедушка

Вступление.

— Ты очень скрытый человек, Валентин. Тебя часто можно видеть задумчивым, даже хмурым, ты никогда не говоришь о своем прошлом. Неужели в твоей жизни не было любви, не было хорошего друга?
Я иногда задумываюсь о жизни знакомых мне более или менее людей, с которыми приходилось встречаться, но твоя жизнь, твое личное, несмотря на то, что я уже знаю тебя продолжительное время, для меня остается загадочным. Я бы попросила тебя, Валя, поделиться с нами. Мы, как друзья твои с удовольствием будем слушать. Читать далее Дедушка