Взаимоотношения православных монастырей с окружающим населением в России нач. XX вв.

(на примере Авраамиево-Городецкого монастыря Костромской епархии)

I Романовские чтения

Гневышев А.В., аспирант (Кострома)

 

Прежде всего, надо определиться с понятием – округа. Под ним понимаем не только территорию окружавшую монастырь, но и весь Чухломский уезд, а также соседние – Галичский и Солигаличский т.е. северо-запад губернии.

Как монастырь строил отношения с окружающим его миром в различных направлениях и какие возникали противоречия в связи с этим? Отношения обители преподобного Авраамия с округой можно разделить на две главных составляющих – экономическую и религиозную.

Экономическая составляющая представляет из себя в основе своей отношения с арендаторами. Монастырь старался строить свои отношения с арендаторами с наибольшей выгодой для себя. Не тратя на большинство владений ни копейки, он получал большую прибыль, которая имела тенденцию к повышению. Монастырским начальством устанавливались жёсткие правила для арендаторов, на которые они соглашались, т.к. даже на таких условиях это было им выгодно. Соответственно монастырь мог диктовать свои правила и повышать как арендную плату, так и ужесточать условия договора. Единственным случаем, когда была понижена плата за аренду собственности, отмечена  в 1896 г., когда плата понизилась на 16.6%1, в дальнейшем снова возросшая2. Понижение монастырь, вероятно, должен был сделать из-за того, что в данный период владение не могло приносить такой прибыли чтобы покрыть аренду и братия вынуждена была пойти на уступки, иначе была, вероятность простоя собственности.

Из всех владений большую роль на влияние в отношениях с округой оказывало Чухломское озеро, полученное в 1797 г.3 и с этого же времени сдаваемое жителям в аренду. Обитель, владея им, ставило в зависимость всё население, являясь монополистом в поставке традиционного продукта питания — рыбы. Монастырь старался строить взаимоотношения с рыбаками на основе взаимовыгоды. Арендаторы получали право безграничного лова на участке озера, а братия кроме, денежной получала ещё и натуральную оплату рыбой4.

С этим самым крупным владением возникало большое количество противоречий. Условно их можно разделить на проблему с г. Чухломой и с. Ножкино. Разногласия с г. Чухломой  в исследуемый период встречаются два раза. Первое относится к 1848 г., и по нему жители просили губернское правление «…об отдаче оных (ловлей) в пользу жителей г. Чухломы…»5. Однако озеро и все ловли были оставлены за обителью т.к. «…если навладение тем озером имеют законные доказательства, которых они (жители г.Чухломы) непредставили…»6. На этом конфликт был исчерпан. Возникал ли такой вопрос в дальнейшем, неизвестно.

Второе относится к 1884 г., и заключалось в том, что арендатор монастырской мельницы не выполнял условия аренды. До него  вода с плотины на мельнице на реке Вёксе «…спускалась во время водоразлития…пока не спадёт окончательно, а во время сенокоса на месяц и поэтому городские берега и улицы не отмывались…»7. В 1884 г. воды озера начали затапливать улицы8 г. Чухлома, по причине «…возвышения воды не мельнице и не спуска оной», кроме омывание берегов были и другие последствия, «…в запруде остаются разные находящиеся в воде утонувшие предметы вместе с озерным илом и от этого мелеет запруда и поднимается грунт выше, так что р. Святица, впадающая в озеро, имеет течение в противуположную сторону…»9. По документу видим что такие действия не были прецедентом, а регулярно повторялись в течении нескольких лет, и монастырь зная об этом не принимал мер т.к. монастырские владения от этого никак не страдали.

В результате на заседании Чухломской Городской думы было принято решение «…во избежание на будущее время между монастырём и городом столкновений и неприязненных отношений просить последить за арендатором о спуске воды во время водоразлития и сенокоса»10. Городской голова в обращении к настоятелю был дружествен и писал «…имею честь просить Вас последить за арендатором о спуске воды…»11. По документам видно, что городское руководство не желало ссориться с обителью, вероятно из-за того, что имелась совместная собственность (в 1873 г. существовали «…принадлежащия городу общие с монастырём рыбныя ловли по р. Санебе и её ключах…»12), но при этом оно отстаивало интересы жителей Чухломы. Как повлияли обращения по документам не известно, однако в дальнейшем подобных фактов не встречено. Братии также не было выгодно ссориться с городом, т.к. многие вопросы она решала при помощи уездного и городского руководства, при этом многие жители оказывали финансовую (вечные вклады и т.д.) помощь обители, и являлись потенциальными арендаторами владений. По этим же причинам обители не желательно было портить отношения и с жителями окрестных деревень – активными вкладчиками и арендаторами, т.к. в результате подтопления страдали не только горожане, но и крестьяне деревень находившихся на берегу озера.

Проблемы с с. Ножкином, а точнее с священниками, прослеживаются в второй пол. XIX в.. Первые упоминания относятся к 1873 г., по ним причт с. Ножкина страдал от произвола арендаторов ловлей в озере, которые пытались захватить владение священников – «поповский ключ»13. Споры продолжались в 1874 г., в результате мировым судьёй предписано: «предоставить церковнослужителями с. Ножкина пользоваться водами озера для ловли в тех пределах, в которых пользовались прежде в чём арендаторам их не стеснять…»14, но по аппеляции крестьянина д. (А)Иринина А.И.Орлова решение было отменено. Противоречия между арендаторами и церковнослужителями продолжались, «…нынче, в Феврале, арендаторами ловли в ключах на монастырской земле, прорытием новой канавы и пущением большой воды из арендуемого ключа – Пролома, свтятотатственно сделана преграда рыбному лову духовенства. Сверх арендаторы принуждали духовенство, чего никогда не бывало, то загатить воду в церковной борозде, то отгатить, когда им вздумается…»15. По документу видно отношение к приходскому духовенству со стороны арендаторов, которые парализовали деятельность церковного владения, и прямо отвлекали священников от исполнения их работы. Споры не утихали до 1876 г., когда по распоряжению Сената лова и канавы были оставлены у арендаторов16. В дальнейшем не встречается подобных противоречий. Во всех перечисленных взаимоотношениях монастырь на прямую не присутствует. Из материала обитель упоминается один раз, «…он (настоятель) призывал к себе арендаторов, и просил не стеснять духовенство…»17, но эти просьбы настоятеля, если и были, документально не отражены (поправок в договора не внесено), чем братия складывала с себя ответственность. Монастырь предпочитал не вступать в дрязги между арендаторами и священниками, а скорее всего братия поддерживала сторону арендаторов, по причинам: 1) арендуя ловли крестьяне приносили прибыль, что было очень важным; 2) по документам прослеживается конкуренция между церковью с. Ножкина и монастырём за богомольцев; 3) кроме споров из-за ловов, монастырь требовал возвращения монастырской земли занимаемой постройками причта.

Спорные моменты возникали также из-за земельных владений, с теми же священниками с. Ножкина. Первое упоминание относится к 1872 и 187318 гг. В этих годах был поднят вопрос о возврате монастырю земли занятой постройками священника с. Ножкина В. Залесского. На этой земле располагались «…1) построен неизвестно кем деревянный, двухэтажный, обширный дом, к сему дому принадлежат: двор, сарай, амбар, баня, колодезь, фруктовый сад и вместе огород для овощной домашней земли; и 2) построен овин с ладонью для обмолота ржаных и яровых снопов, а около покос самый хороший…»19. В результате многочисленных споров и жалоб в консисторию друг на друга, при посредничестве протоиерея В. Храмского и священника с. Мироханова Н. Соболева, было заключено соглашение об обмене земли.

Предлагаемая «…в обмен земля, досель принадлежащая церкви с. Ножкина, находится по другую сторону дороги в той стороне, где существует монастырь, отстоит от него почти в одинаковом разстоянии с землею, занятою постройками причта и на востоке граничит с землей принадлежащей обители и занимает пространство 1684 кв. саж.. Доброкачественность имеет как и земля, занятая постройками причта стоит не менее 50 руб…»20. В результате «…на обмен земли изъявили согласие как Настоятель, так и церковнослужители с. Ножкина, ибо по обменом, нисколько не нарушатся выгоды Монастыря, ни церкви, но ещё больше удобность пользования землею…»21. Документы показывают взаимоотношения монастыря и духовенства с. Ножкина и видно, что эти отношения не были дружелюбные, что показано и ранее на примере арендных отношений на Чухломском озере. Был или нет, на практике осуществлён обмен неизвестно, но в 1892 г. проблема возникла вновь. Предметом спора была эта же земля, занятая постройками причта с. Ножкина. В результате жалоб и просьб с обеих сторон направленных в консисторию было решено – «…что добровольнаго соглашения между братиею и причтом по уступки первыми последнему участка во временное владение за денежное или земельное вознаграждение, не состоялось, так как в обмен у причта удобной земли не имеется, денежное же вознаграждение требуемое братией, 30 рублей в год причт не нашел возможным дать, — Консистория определяет: принадлежащия церкви с. Ножкина и причту здания, находящиеся на земле монастыря оставить на месте до их ветхости, причта с. Ножкина обязать уплачивать в пользу монастыря по пяти (5) рублей в год…»22. По указу видно, что консистория приняла сторону причта, сократив плату, но земля осталась у монастыря, при этом видно, что в будущем обитель сможет пользоваться участком самостоятельно т.к. постройки велено было оставить до полной ветхости, т.е. до разрушения. Учитывая, что духовенства с. Ножкина было бедным, возможности построить новое или исправить старое, у них не было, т.е. проблема окончательно решена не была, а только отложена. Реакция причта, не заставила себя ждать. Спустя месяц, священниками была отправлена просьба – «…Честь имеем покорнейши просить Консисторию предоставить Игумену монастыря отыскивать права гражданским порядком, когда игумен не отказывается от этого клочка земли, без ущерба для монастыря, хотя уже монастырь, утратил право на эту землю за давностию. Дело здесь идет … по споре о вопросе собственности между двумя духовными учреждениями – монастырём и приходом, которые юридическия лица; всякий спор…разрешаем гражданскими судебными установлениями. Посему осмеливемся безпокоить Консисторию просьбою представить Игумену отыскивать права на землю гражданским порядком…»23. Дальнейшее развитие событий осталось неизвестно, так как в документах упоминаний не встречается.

Другой пример не простых  взаимоотношений монастыря с окружающим его миром также относиться к с. Ножкино. В 1882 и 1883 гг. крестьяне «…Алешковской волости, Ножскинского и Андреевского общества…»24 требовали закрытия кабака, на монастырской земле и принадлежащего обители, результата не добились, кабак остался на месте25.

Проанализировав документы можно сделать вывод: для монастыря важным было поддержание дружеских отношений с теми от кого он имел прибыль, т.е. финансовые интересы стояли на первом месте, что видно на взаимоотношениях с причтом с. Ножкина. Интересы простых крестьян не учитывались, особенно Ножкинских, являвшимися прихожанами церкви, не зависящие от обители и не приносящие доходу. Монастырь оставленный в 1764 г. в результате реформы Екатерины II за штатами, вынужден был везде искать выгоду, и вопросы веры отходили на второй план,  а он превращался в доходное предприятие, для которого, прежде всего, стояли свои личные выгоды.

Религиозная составляющая представляет отношения религиозной направленности, как с простыми жителями уезда, так и с руководством г. Чухломы и уезда. По документам прослеживается четыре способа построения взаимоотношений: 1). Ходы с плащаницей преподобного Авраамия; 2). Крестный ход; 3).Освящение храмов; 4). Участие в праздниках и юбилеях. Хождение с плащаницей преподобного Авраамия имело для монастыря важное значение, т.к. доход составлял не менее 20% от всего дохода монастырского бюджета, и соответственно играл важную роль для монастыря. В обители имелось 626 «…так называемых ими плащаниц преподобного…»27. Такое количество было необходимо для наибольшего охвата населения, но и этого не хватало – «…приходится нередко ожидать несколько дней исполнения благочестивого своего желания…»28. Это не удивительно т.к. Авраамий пользовался в данной местности (Галичский, Солигаличский и Чухломский  уезды) особым почитанием, и считался главным святым бывшего Галичского княжества.

Население если желало видеть у себя плащаницу, то должно было просить своего приходского священника о вызове её из обители. В документах встречено только одно отступление от правил, а именно в 1884 году крестьяне деревень Тюремина и Жукова лично просили о пребытии плащаницы в их деревни29. Традиционно священник, получив желание населения прихода, посылал просьбу к настоятелю. Пример такой просьбы документ от 6 июня 1884 года  — «…Покорнейше прошу Вас, благоволите удовлетворить религиозному желанию моих прихожан – отпустить Плащаницу Авраамия для молебствования по моему приходу. Молебствие Преподобному, с чествованием Его плащаницы у меня бывает каждегодно и почти по всему приходу. При сем осмеливалось просить Вас, если будет Ваше желание отпустить плащаницу, послать с ней послушника, так как единственного причетника нет теперь у меня – болен. … Богоявленской церкви села Раменья Священник Павел Соколов…»30. Приходскому духовенству было выгодно поддерживать дружественные отношения с монастырём т.к. между ними существовала договорённость о разделе полученных от ходов денег поровну (50% на 50%)31. По документам не встречено что монастырь выставлял требования перед просящими, это вполне объясняется доходностью ходов и их беззатратностью. По представленному материалу видно, что отношения строились на основе взаимовыгоды. Однако иногда монастырь нарушал установленные правила организации ходов с плащаницей, из-за чего возникали напряжённые отношения с приходским духовенством. В 1884 году настоятелем получено письмо «…Отец Гавриил. Дознано мною, что иеромонахом Вашего монастыря 30 июня отправлял богослужение в деревнях моего прихода – Малафееве и Мартынове без нашего участия, и без нашего ведома. На будущее время, …  нехотелось бы … в приходе тайных богомолений … Преображенский церкви села Серапихи, священник Александр…»32. Такие моменты были редки, других упоминании не встречено.

На основе приведённых данных можно сделать вывод – авторитет обители среди сёл Чухломского уезда возрастал, и местное население, встречая у себя плащаницу в дальнейшем уже желало посетить сам монастырь, а затем становилось посетителями монастырских служб, и потенциальными арендаторами владений.

Другим способом влияние на окрестное население было проведение крестных ходов. Точное количество их неизвестно, по документам прослеживается три разных крестовых хода. В 1903 году упоминается крестный ход, проводившийся после обедни то монастыря до пруда33. В 1913 году говориться «…по случаю пожара в г. Чухломе ежегодно стали, приносить плащаницу и совершать по городу молебствия…»34, здесь о крестном ходе не говорилось, можно предположить, что тут же проводили и крестный ход.

Самым главным крестным ходом считался ход в память событий мая-июля 1698 года, который «…совершается в седьмую неделю по Пасхе…»35. В 1698 году «…с первых чисел мая по месяц июль не было дождя по всей Галичской области и в окрестностях г. Чухломы. От чрезвычайной засухи выгорели трава и нивы и оскудели реки, источники и колодцы. Устрашенные бедствием начальник г. Чухломы с приказными людьми и всеми гражданами, церковнослужителями города и некоторых окрестных сёл с приходскими людьми и исправлявший тогда должность настоятеля монастыря казначей иеромонах Иосиф с братиею, единогласно положили совершить из города крестный ход в святую обитель и там принести молитву, «о дождевом схождении». 3 июля, в день недельный, после всенощного бдения, духовенство со святыми иконами, в сопровождении множества народа, отправилось в монастырь и едва было совершено молебствие с водоосвящением, как пролился обильный дождь…»36. С этого года (1698 г.) ход стал регулярным и проводился вплоть до революции (последнее упоминание — 1915г.)37. По источнику от 1908 года можем узнать, как проходил крестный ход в нач. XX века – «в день – Воскресение к обедне собирается в монастыре духовенство с св. иконами из церквей г. Чухломы и соседних с ним сёл. … монастырская братия, с о. игуменом, выходит со  иконами и плащаницею навстречу Чухломскому крестному ходу, и встречаются оба у каменной часовни, на том месте, где преп. Авраамий провёл последние дни жизни и скончался. …Во все время хода происходит звон: гудит монастырский колокол, провожая св. иконы и призывая святых гостей. … у часовни, служатся молебны, и оба крестные хода сливаются в один и начинается шествие во св. обитель.

Но вот крестный ход подошёл  к колокольне. … направился на монастырскую площадь и остановился против соборнаго храма, где приготовлен столик с чашею воды для совершения водосвятнаго молебна. По окончании молебна, крестный ход и молящиеся направились в храм…»38. Далее проходило богослужение. «…По окончании богослужения, о. игумен пригласил на трапезу в свои покои духовенство и почётных граждан. После трапезы, снова загудел колокол39, провожая св. иконы и духовенство в обратный путь. Провожая пошли все прибывшее духовенство  и монастырская братия … проводы продолжались до часовни, где происходила встреча. У часовни был отслужен молебен … а затем Чухломский крестный ход отправился в Чухлому, а монастырский в монастырь…»40. По представленному документу видна роль крестного хода в жизни уезда, как главного религиозного события года. Автор сообщает, что ход был многолюден, но не называет точное количество. Об этом сообщают данные за 1862 год, и по ним «…Более 20 тысяч народу стекается на ход из уездов: чухломскаго, галичскаго, и солигаличскаго…»41. Эти цифры показывают, насколько был высок авторитет преподобного и его монастыря среди жителей, и с каким почитаем они относились к святому, проделывая путь иногда более 100 километров, чтобы участвовать в шествии. В связи с известным количеством богомольцев возникает вопрос – где они размещались на время службы. Вероятно, на службе в храме участвовали привилегированные сословия т.к. церкви монастыря не могли вместить такое количество людей, а простой народ молился на территории обители и у её стен. Монастырь умело использовал почитание преподобного и память о событиях 1698 года у население для своего обогащения не только от церковных доходов, которые вероятно в эти дни были велики, но и устраивая одновременно с крестным ходом ярмарку42, которая проходила у стен обители и в принадлежащих монастырю торговых лавках. Торговый оборот превышал тысячу рублей.

Авторитет обители подтверждается тем, что среди населения было почётно быть захороненным на монастырском кладбище. На нём погребены такие жители уезда как «…Коллежский советник, князь П.А.Шелешпанский; генерал-майор А.Д.Семичев; статс-советник, князь И.А.Шелешпанский; Надворный советник Н.П.Лермонтов и др.…»43.

Авторитет обители и её служителей среди населения и первых лиц губернии и епархии подтверждает факт просьб к настоятелям монастыря провести освящение новых храмов и церквей. Так в 1849 году архимандриту Платону было «…порученной освятить обновленную Владимирской церковь с. Лучкина помещика И. И. Шелепнёва…»44 и «…освятить новоустроенную церковь во имя св. Чудотворца Николая в с Деревенки…»45. Другой факт относится к 1873 году, по которому настоятеля Макария пригласили освятить новый придел в честь Авраамия при Ризоположенской церкви села Озерков46.

Кроме участия в освещении храмов и церквей настоятели монастыря участвовали в различных торжественных мероприятиях, примером могут служить данные за 1884 и 1899 года. Летом 1884 года настоятеля обители городской голова Июдин просил «…пожаловать в г. Чухлому 14 числа июля месяца к 11 часам дня для встречи Чудотворной Иконы Умиления Божией матери…»47, в осень этого же года священник А. Троицкий приглашал принять участие в «…праздновании 35 лет служения в священническом сане Отца Протоиерея Н.А. Соболева…»48. В 1899 году настоятель архимандрит Платон принял участие в праздновании пятидесятилетнего юбилея служения протоиерея Преображенского собора Николая Соболева. «…архим. от всей братии благодарил юбиляра за пользу, которую приносил он обители, когда, заведывал ею49 и поднес в дар образ Авраамия»50. Такие приглашения не были редкостью, и настоятель участвовал в главных праздниках (как в религиозных, так и светских) Чухломского уезда, а возможно и Галичского и Солигаличского. Данный факт показывает отношение населения, служителей культа и руководства уезда, к монастырю, и его братии.

Любопытен пример Покровской церкви с. Ножкина, положение которой ухудшалось с каждым годом в результате эффективной экономической и религиозной деятельности обители. В 1891 году священник прихода жаловался на то, что церкви приходят в негодность из-за того, что не на что ремонтировать т.к. большинство прихожан из-за обилия церквей ходят туда, а в нашу ходит четвёртая часть «к тому же поблизости храма находится монастырь Авраамия, который привлекает много молящихся»51, и в 1892 году «…прихожане редко бывают в церкви…из усердиях преподобного, часто молятся в монастыре. Вследствие редкого посещения, доход в  храме незначителен и скуден…»52.

Делая вывод по представленным фактам можно сказать, что монастырь активно использует в своей деятельности имя основателя и получает от этого большие прибыли как в экономическом, так и в религиозном плане. Религиозность населения и вес обители в губернии братией переводится, в прямые финансовые и в потенциальные прибыли.

 

Примечания

[1] Чухломский краеведческий музей (далее ЧКМ).- Кп. №881.- Инв. №770

2 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №763

3 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №795

4 Государственный архив Костромской области (далее ГАКО).-Ф.1043.-Оп.1.-Д.139.-Л.110 и др.

5 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №795

6 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №795

7 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №772

8 Город Чухлома находится на берегу озера, и некоторые улицы идут по берегу озера, а часть домов располагаются не более чем в 10 метрах от воды.

9 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №771

10 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №772

11 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №767

12 ЧКМ.- Кп. №881.- Инв. №783

13 ЧКМ.- Кп. №1133.- Инв. №2209.-Л.28

14 ЧКМ.- Кп. №1133.- Инв. №2209.-Л.34

15 ЧКМ.- Кп. №1133.- Инв. №2209.-Л.35.

16 ЧКМ.- Кп. №1133.- Инв. №2209.-Л.45.

17 ЧКМ.- Кп. №1133.- Инв. №2209.-Л.36.

18 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.7.

19 ЧКМ. — КП №1133. — инв. №2210. – Л.11.

20 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.7.

21 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.7.

22 ЧКМ. — КП №1133. — инв. №2210. – Л.13.

23 ЧКМ. — КП №1133. — инв. №2210. – Л.14-15.

24 ЧКМ. — КП №1133. — инв. №2209. – Л.69.

25 ЧКМ. — КП №1133. — инв. №2209. – Л.72.

26 Прилуцкий Д.Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. — СПб., 1861, — С.17

27 ЧКМ. — КП №1133. — инв. №2210. – Л.6.

28 Прилуцкий Д.Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. — СПб., 1861, — С.17

29 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.46.-Л.43.

30 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.46.-Л.2.

31 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.46.-Л.137.

32 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.46.-Л.42.

33 Соболева О. Школьный поход учеников Михайловской церковно-приходской школы к препод. Авраамию, Городецкому чудотворцу // КЕВ. – 1903, №11. – С.319.

34 ГАКО.-Р.1043.-Оп.1.-Д.139.-Л.115.

35 Прилуцкий Д.Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. — СПб., 1861, — С.15

36 Прилуцкий Д.Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. СПб., 1861 г. С.15.

37 Фото из фондов ЧКМ, без инвентарного номера.

38 Белорусов В. Седьмое Воскресение по Пасхе в Авраамиевом монастыре // КЕВ. – 1908, №14. – С.377-378.

39 В 1887 году на монастырскую колокольню был установлен колокол весом в 400 пудов или 6.4 тонн (ГАКО.-Р.1043.-Оп.1.-Д.139.-Л.115.).

40 Белорусов В. Седьмое Воскресение по Пасхе в Авраамиевом монастыре // КЕВ. – 1908, №14. – С.378.

41 Памятная книжка Костромской губернии на 1862 год. – Кострома, 1862, — С.350

42 Всего при монастыре проходило четыре ярмарки в году: 1). В седьмое воскресение по пасхе; 2). В десятую пятницу; 3). 19 июля; 4). 1 октября (Прилуцкий Д.Ф. Историческое описание Городецкаго Авраамиева монастыря. — СПб., 1861, — С.24).

43 Байкова Т.Н. Списки захороненных на кладбище Авраамиево-Городецкого монастыря (рукопись, г.Чухлома)

44 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.11.-Л.47.

45 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.11.-Л.51.

46 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.37.-Л.44.

47 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.46.-Л.135.

48 ГАКО.-Ф.715.-Оп.1.-Д.46.-Л.130.

49 С 1871 по 1872 гг., с 1882-го по 1883 г. и с 25 января по 25 июля 1895 г. (Пятидесятилетний юбилей священнослужения прот. Чухломскаго Преображенского собора Николая Соболева // КЕВ. – 1899, №24. – С.776).

50 Пятидесятилетний юбилей священнослужения прот. Чухломскаго Преображенского собора Николая Соболева // КЕВ. – 1899, №24. – С.774-780.

51 ЧКМ. — КП №1133. — инв. №2209. – Л.90-91.

52 ЧКМ. — КП №1133. — инв. №2210. – Л.5.

I Романовские чтения. «Романовский сборник». Кострома. 29-30 мая 2008 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *