Сергей Александрович Орлов (1867 — 1919)

костромская фотография

Из собрания старого фотографа.

А.А. Анохин, краевед.

По-разному входили люди в светописное дело. Одних привлекала новизна и необычность занятия, другие видели в этом способ добычи средств к существованию, третьи осваивали светопись по каким-то своим соображениям.

С. А. Орлов, крестьянин Солигаличского уезда Костромской губернии, оказался в фотографическом деле по обстоятельствам семейным.

Фотограф С.А. Орлов. Автопортрет.
Фотограф С.А. Орлов

Местность солигаличская входила в те земли Костромской губернии, которые издавна считались отходными. Не жаловала хлебороба тех мест скудная земля, малопроизводительный крестьянский труд привлекал немногих. Мужское население Солигаличского и соседних уездов искало больше занятий ремесленных, кустарных, оставляя женщинам земельные заботы.

С.А. Орлов у себя в мастерской.
С.А. Орлов у себя в мастерской.

Эта губернская сторона выращивала и поставляла в другие российские места, больше северо-западные, костромских мастеров-специалистов. Плотники, каменщики, столяры, паркетчики, маляры — множество мастеровых людей отдавала губерния на чужбину. В самой губернии мастеров-отходчиков называли «питерщики». «Питерщиками» становились по наследству. Не миновала отходная судьба и Сергея Александровича Орлова (1867 — 1919) — крестьянина Корцовской волости деревни Сондоба.

Когда Сергею вышел возраст, отец-маляр увез сына в столицу — постигать малярное искусство. Несколько сезонов провел он с отцом в Петербурге, наезжая домой лишь по зимам. Стал настоящим «питерщиком». В столице освоил и живописное ремесло — исполнение росписей. Детская страсть к рисованию пригодилась.

Однажды по окончании сезона, который сложился вопреки ожиданию неудачно, отец принял решение остаться на зиму. Так делали многие в сезон малых заработков. Отец определился истопником, а Сергей, приискивая место, оказался в услужении у фотографа. Новое по тем временам фотографическое дело увлекло и обворожило крестьянского юношу. Через несколько лет, пройдя все ученические ступени на светописной лестнице, состоялся фотограф.

Выйдя из учения, он начал практическую работу в найме у разных петербургских владельцев ателье. Домой приезжал нечасто. Но лелеял мысль — открыть в родных местах собственное фотографическое заведение. Скудость средств не позволяет ему сразу открыть свое дело. Деревенские порядки предписывали, женившись, обустроить собственный дом, стать самостоятельным хозяином. Возвратился к прежним питерским малярно- художественным занятиям. Только в тридцать пять лет, будучи уже отцом семейства, заветную мечту осуществил: в селе Корцове, в двадцати верстах от уездного Солигалича, при собственном доме открыл фотографию.

Съемочный павильон со стеклянным потолком и стенами пристроил к дому. Декорации и вывеску написал сам. Весть об открытии заведения разошлась по округе. К новоявленному фотографу стали протаптываться дорожки крестьянской клиентурой со многих волостей уезда. Потребность в мастере-фотографе давно была необходимостью у местных жителей. Если «питерщики» в столице имели возможность пользоваться услугами любого фотографа, чтобы отослать домой свое изображение, то домашние, особенно жители уездных глубинок, такой возможности были лишены. Открытие своей деревенской фотографии предоставляло возможность пользоваться услугами павильона всем и в удобное время для каждого.

Солигаличский уезд. Усадьба Григорьевцевых. Фото С.А. Орлова.

В практике любого, а провинциального фотографа особенно, передвижения необходимы. Поэтому и Орлов совершал такие поездки в моменты затишья, отсутствия клиентов. Он добирался в малодоступные места Солигаличского и соседних с ним уездов. Быть может, в таких путешествиях по губернии родилась у него мысль обстоятельной фиксации окружающей жизни — быта, событий, людей, памятников церковной старины. Так начала складываться «Коллекция фотографа Орлова». Для ее создания потребовался не один год разъездного фотографического труда. В уездах губернии — Буйском, Галичском, Солигаличском, Чухломском — пропутешествовал Орлов с увесистым набором аппаратуры и грузом стеклянных пластинок.

Об этом уникальном собрании фотографий можно было бы написать порядочного объема труд, но я постараюсь рассказать о нем лишь в нескольких строках. У Орлова нет случайных кадров. Каждый снимок взвешен, обдуман, характерен, выверен сюжетно и композиционно. Самый большой раздел его коллекции — снимки архитектурные, это главным образом городские и уездные монастыри, храмы, часовни.

Солигалич. Костромская губерния. Никольская церьковь. Фото Орлова С.А.

Особую ценность представляют снимки деревянных культовых зданий, нынче утраченных почти целиком. Немало у него и интерьеров церквей, снятых с большим умением. Интересны фотографии церковной утвари, деревянных скульптур, страниц из старинных служебных книг, иконостасов, икон. Все это — бесценный материал для ознакомления с художественными памятниками прошлого. Богата этнографическая серия — снимки типов жителей, групповые портреты, занятия уездных обитателей.

Как же сложилась судьба этого интереснейшего собрания? В предреволюционные годы семья Орловых перебралась в уездный Галич, и здесь он вновь продолжает фотографическую практику. Еще задолго до смерти Сергей Александрович высказывал тревогу по поводу сохранности своего детища. Его беспокоило будущее хрупкого стеклянного архива, обращение с которым предполагалось отменно аккуратное. В голодное неустоявшееся время первых годов революции все его попытки пристроить свое собрание в надежное место ни к чему не привели. После смерти отца в 1919 году его дочь, Анна Сергеевна, понимая важность сохранения отцовского наследия и исполняя его наказ, решается на шаг чрезвычайный — посылает телеграмму Ленину. Ответа не последовало. С годами значительная часть коллекции исчезла. И все же около сотни негативов сохранил сын — Н. С. Орлов. После его кончины и эта драгоценная для нас часть коллекции, попав не в те руки, могла исчезнуть. Но. к счастью, случилось иначе.

Ответственное хранение орловского архива принял на себя Евгений Александрович Шилов — из тех галичан, которым небезразлична история своего города и которые всем сердцем переживают утраты прошлого. Он и сам человек изрядных знаний и фотографических умений, и сегодня благодаря его участию мы имеем возможность видеть некоторые кадры из «Коллекции фотографа Орлова», которые он любезно приготовил с авторских негативов специально для помещения в альманахе.

Штамп с фотографий С.А. Орлова.
Штамп с фотографий С.А. Орлова.

Отдельные экземпляры работ Орлова встречаются и сегодня у коллекционеров, в государственных хранилищах и просто у случайных людей. Придет время, и, я надеюсь, труд жизни Сергея Александровича, хотя бы в той доле, в какой он сохранился, откроется новому зрителю, который с благодарностью помянет крестьянского фотографа из Костромской губернии.
Журнал «Памятники Отечества», №1 (23) 1991 год.

 

С сайта http://starina44.ru/

костромская фотография

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *