Краткое начертание о первоначалии и приращении города Костромы до открытия губернии

Кандидату исторических наук, преподавателю Ярославского университета А.А.Севастьяновой в результате долгих и кропотливых исследований удалось установить авторство раритетной старинной рукописи по истории нашего города. В своей содержательной статье, посвященной первому костромскому краеведу Николаю Степановичу Сумарокову, (1) автору двух дошедших до нас неопубликованных рукописных трудов по истории Костромы, написанных в последней четверти XVIII века, она авторитетно заявляет, что «историк написал не два (как считалось), а три варианта сочинения». (2) И далее говорит о новоявленном труде: «Хранящаяся в костромском музее-заповеднике рукопись «Краткое начертание о перво-началии и приращении города Костромы до открытия губернии (кок 1273) составлена сыном Н.С.Сумарокова на бумаге с датой «1803» и является кратким переложением «Истории…» (3).

Под сокращенным названием «История…» исследователь подразумевает труд Н.С.Сумарокова «История о первоначалии и произшествиях города Костромы до учреждения наместничества, сочиненная тогда костромского дворянства предводителем секунд-майором Николаем Сумороковым», хранящийся в Государственном архиве древних актов. Родственность рукописей из РГАДА и КИАМЗ (Костромского музея-заповедника) выявлена А.А.Севастьяновой при сличении текстов (что следует из ее статьи), а вот утверждение о том, что новоявленный труд написан сыном Николая Степановича, хотя и с отцовой рукописи, исследователем, к сожалению, ничем не аргументировано. Впрочем, подтверждение ее, бесспорно, правильному выводу мы нашли в самом первоисточнике. Ключевой момент атрибуции авторства анонимной рукописи музея-заповедника заключался в сопоставлении текстов двух аналогичных сносок, сделанных двумя авторами в двух рассматриваемых трудах.

В первом случае в рукописи из РГАДА известный автор Н.С. Сумароков пишет: «Оной параграф взят с ведомостей отобранных частных смотрителей, которые по требованию его сиятельства господина Московского губернатора Якова графа Остермана; с сочинения Геогра-фического Лексикона и от меня сочиненная та ведомость и представлена в Костромскую провинциальную канцелярию для отсылки куда надлежит, генва-ря 15 дня 1776 году». (4)

Во втором же случае в рукописи из КИАМЗ неизвестный автор пишет: «Взято из Ведомостей частных смотрителей, в бытность отца моего Костромским предводителем, и что требовано от него было Господином Московским Губернатором Гоафом Остерманом, для сочинения Географического лексикона российского Государства». (5)

Вывод напрашивается сам и именно тот, к которому пришла А.А.Севастьянова: рукопись из костромского музея-заповед-ника действительно составлена сыном Н.С.Сумарокова Никитой Николаевичем, ибо у историка, кроме двух дочерей, был всего лишь один сын, который, как известно, был близким помощником в делах родителя, более того, он прославил себя и как создатель первой частной Костромской типографии в конце XVIII в. А вот что касается датировки, то здесь требуется уточнение: рукопись не датирована, но на филигранях (водяных знаках) четко просматриваются рисунок галеры-герба нашего города, слово Кострома и дата 1805 (а не 1803). Зная время смерти отца и сына Сумароковых (а они умерли почти одновременно в 1812 году), можно заключить дату создания труда в следующие временные границы: 1805-1812 гг. или более широко — начало XIX столетия.

Сама рукопись «Краткое начертание о первоначалии и приращении города Костромы до открытия губернии» представляет собою переплетенную большеформатную тетрадь из 14 листов голубоватого оттенка 2° (37 х 22 см) в картонном цельнокрытом холстяном переплете. Чернила ореховые. На форзаце, а также листах 2,

3, 9, 13 и 14 — чернильные штампы: «Костромская губернская ученая архивная комиссия».

О содержании рукописи красноречиво говорит ее пространный заголовок. Хочется лишь отметить ясность и простоту изложения, занимательность содержания и большую информативность этого рукописного памятника.

Елена САПРЫГИНА


1.    А.А.Севастьянова (Ярославль). «Любезным моим согражданам…» Первый костромской историк Николай Сумароков (вторая половина XVIII в. Ill Костромская земля. Краеведческий альманах Костромского фонда культуры. Вып. 3. Кострома. 1995. С. 105-109.

2.    Там же. С. 105.

3.    Там же. С. 109, прим. 2.

4.    Там же. С. 107.

5.    Рукопись нач. XIX в. «Краткое начертание о первоначалии и приращении города Костромы до открытия губернии» (КИАМЗ). Л. 11 об.

 

КОСТРОМА

Когда великий князь Юрий Владимирович Долгорукий (он же именуется Георгием) бывший осмой степени от великого князя Рюрика, и двадесятый владетельный князь, по причине многих смятений, и междуусобных несогласий князей российских, оставя киевское великое княжение, возвратился из Киева в великую Россию, тогда желая удержать титул великаго князя построил многие города, и назвал их самыми теми имянами городов, которыми владел он во время великаго княжения в Киеве. И обозревая по сему предмету удобные местоположения избрал между прочими и то, где ныне город Кострома находится; место при устье безымянной реки впадавшей в Волгу ему весьма понравилось, и на котором он основал город, в 1152-м году именовав его Костромою, упомянутая же река в последствии название свое получила от города, и поныне именуется Костромою.

На построение сего города великий князь Юрий, из казны своей давал немалыя суммы, а так как он и любим был своими подданными; то от всюду к населению сего города стекалось множество народа, даже болгар, мордвы и венгров, и в короткое время зделался он великим и многолюдным городом, так что за утеснением многие его жители принуждены были селиться по окрестностям онаго.

Название города Костромы как упоминает Г.Татшцев в своей истории, произошло от областей великаго киевского княжения; то и полагать можно, что именование его заимствовалось, от находящагося в Ливонии недалеко от Юрьева или Дерпта замка Костр или Каструм, которая страна в то время была под властию великаго княжения. {О чем видеть можно в степенной книге}. На котором месте ныне находится Ревель. В догадке же сей и то утвердить более может, что Ревель или прежний замок Каструм, расположен по морскому берегу, да
Публикуется первая часть рукописи. Орфография и пунктуация оригинала сохранены.
и город Кострома в вешнее время при разлитии вод, и в то время от покрытой своей окрестности водою по причине низкого по левому берегу реки Волги положению, немало походит на приморский город.

При созданьи города, тогда во всей России владычествовала праславная християнская вера. Какие же при самом начале онаго воздвигнуты были храмы, о том неизвестно. Впоследствии же известно только то, как и господин Татищев в своей истории упоминает, что Костромская церковь принадлежала к Ростовской Епархии, и управляема была Епископом. А по построении города, великий князь Юрий или Георгий Владимирович Долгорукий, обыкновенное пребывание свое имел в городе Суздале, подвластные сему князю были князья Рязанския и Муромския.

В 1208 году великий князь Всеволод Юрьевич, сын великаго князя Юрия Владимировича Дол-гсрукаго, получивши наследие после отца своего, отдал город Кострому в удел старшему своему сыну князю Константину Всеволодовичу Ростовскому. А в 1213 году по причине междоусобных несогласий князей Российских, город Кострома выжжена и окрестности онаго раззорены были. А потом по степеням достался город сей во удел князю Всеволоду Юрьевичу, которой в то время писаться начал уже самодержцем всея России [о чем видеть можно в кратком Российском летописце Г.Ломоносова]. А в 1218 году при кончине своей отдал он город Кострому сыну своему князю Василыо Всеволодовичу, [Константиновичу] Князь же сей хотя и владел Костромою, но пребывание свое имел всегда в Ростове.

В то время несогласия между российскими князьями неумаля-лись, но еще более возрастали. Что и подало повод Татарским ордам предприять на Россию свои намерения. Они сперва делали небольшие набеги на оную, а потом совокупясь всеми силами устремились на Россию. В которое время между прочими и
город Кострома претерпела опустошение, а на конец и в пепел обращена. Князь же Василий Всеволодович [Константинович] мужественно защищая области свои Татарскими толпами захвачен в полон, и мучительски предан ими смерти. Тело его оставлено было в Ширинском лесу, в Ростовском уезде, что ныне в Тверской Губернии в Кашинской округе на реке Медведице, где теперь находится изпражненной Ширинской монастырь, откудова одною благочестивою женщиною тело сие сокрыто было, а потом погребено в Ростове. [Что видеть можно в Российской истории К.Щербатова].

Татарские войска, не на иных видах были основаны, как только на одном раззорении, грабежах и убивстве, одним словом сии варварския толпы где ни проходили, везде оставляли по себе плачев-ныя следы своего опустошения. Наконец обремененныя похищенными сокровищами возвратились в свои обиталища. А по отшествии варваров сих, удельным князем в Костроме был Василий Георгиевич, проименованной Квашня, которой и пребывание свое имел в сем городе. Во время владения князя сего во оном, в 1239 году явился ему образ пре-святыя Богоматери Федоровския, от города Костромы в двух верстах на сосне, когда он ездил тут со псовою охотою. Сей образ принесен был в город Кострому с великолепною церковною цере-мониею и при множестве народа поставлен в соборной церкви святаго Федора Стратилата; [на котором месте ныне Симеоновская церковь]; а на месте где явился чудотворной тот образ, воздвигнут оной князь церковь во имя нерукотворенного спаса, ибо в самой тот день обретена была чудотворная икона, и устроил тут монастырь наименовав его Запруднею, по имени тут протекающей речки. А потом так как собор Федора Стратилата был деревянной и три раза пожаром разрушен был, то великий князь Василий Георгиевич рассудил собор оной построить каменной, что и учинено не на том уже месте, а в часта города называемой Кремлем и посвятил новосо-зданной храм имени пресвятыя Богородицы честнаго ея Успения, в которой и чудотворная икона перенесена была, и во оном устроил предел Федора Стратилата, сей храм и по ныне существует; примечания во оном достойно то, что олтарь сооружен не на восток а на запад; притчиною тому полагают, что на запад от сего места явилась чудотворная икона.

Россия недолго пользовалась спокойствием от времяни нашествия татар. Ибо оные обольстясь похищенными сокровищами, паки взошли во области Российския. И шед от Ярославля вниз по Волге намеревались Кострому раззорить до основания; но князь Василий Георгиевич собрав свои войска, и взяв с собою упомянутой чудотворной образ, с надеждою вышед противу татар, и не допуская их за две версты до города, между реками Волгою и Костромою близ одного озера, мужественно с ними сразился, и разбил их совершенно. Многих потопил в том озере, а большее число побили, пленников Российских и похищенные богатства бывшие с ними возвратили;едва ли малое число татар могли спастися бегством. Победители возвратились с великою славою в город; а на месте где происходило сражение, и где стоял чудотворный образ, воздвигнут был крест; [а ныне тут образ Богоматери Федоровския] а озеро то названо святым, так же и деревня близ сего находящаяся подобное название получила. Победа сия российским князьям (л. 4 об.) не малую принесла пользу, ибо татара по луча себе толь сильное сопротивление, со опасностью поступать уже начали.

По кончине князя Василия Георгиевича, в 1245-м году был костромским удельным князем Василий Ярославович. А в 1271-м году сей князь возприял на себя титул великаго князя Владимирскаго и всея России с приобщением и новаго Родскаго, пребывание же свое имел всегда в городе Костроме. При оном великом князе произходило второе изчисление народа. А в 1276 году скончался. Во время владения его город Кострома в продолжении пяти лет, была столицею всего Российскаго Государства. Он погребен при прежнем соборе Федора Стратилата, что ныне Семионовским храмом именуется, ибо при оном находилось княжеское кладбище.
Потом на великом княжении был князь Василий Ярославович, а по нем князь Димитрий Александрович, а как тогдашних времен писатели умолчали, кто был особенно удельным князем Костромским, то и полагать должно, что Кострома причислена была к великому княжению. После как видно по обстоятельствам правил Костромою князь Андрей Александрович [древний Российский летописец том 3]. А потом князь Иван Дмитриевич, который, хотя и правил Костромою; но жил всегда в городе Переславле. По кончине князя Ивана Дмитриевича на уделе в Костроме был князь Борис Андреевич, которой прежде правил Новогородским престолом. И по кратком времяни правления своего сей князь в городе Костроме скончался. [История Щербатова том 3. — И древний Российский летописец. Часть 1]

После того между российскими князьями происходили великие споры и несогласия. О первенстве кому быть на великом княжении; так что принуждены были лично своими особами для разбирательства между собою требовать татарского посредничества. А по сей притчине город Кострома оставшись без начальника, претерпела от некоего татарского воеводы немалое раззорение, который учиня на оной город набег, сто дватцать человек умертвил, в том числе многих дворян и множество разграбил, под предлогом требования дани.

В 1320 году во время великаго княжения Юрия Михайловича в городе Костроме торжествован был брак князя Константина Михайловича Тверского сына Ми-хайла Ярославича. По чему и заключить можно что в то время сей князь был на уделе в городе Костроме. Около тех же времян в город Кострому съежжались все российские князья на совет; что и доказывает, что город сей имел довольныя преимущества [Летописец Ломоносова].

В 1361-м году во время правления Димитрия Ивановича Мос-ковскаго проименованнаго Донским, происходила за Доном с татарским Ханом Мамаем кровопролитная и раззорительная война; тогда от города Костромы ходил противу варваров сих в передовом полку Костромской воевода Иван Родионович Квашня. По одержании совершеной над Мамаем победы, по летописям известно, что в продолжении войны сей убито Костромских дворян пятнатцатъ. Почему отдая долг справедливости Костром -скаго уезду благородным дворянам, что оне и в те непросвещен-ныя времена исполняли совершенно долг, сынов отечества по всем отношениям к отечеству и государю своему [Синопсис].

Великий князь Димитрий Иванович Донский по обычаю других князей ходил во орду для подтверждения себя на великое княжение, а как тогда между им и Тверским князем Михаилом Александровичем не было согласия; то Тверский князь пользуясь его отсутствием нападал на области его, и между протчими в 1371-м Кострому взял и посадил во оной город своих правителей, но долго ли то продолжалось, о том летописатели тогдашних времян умолчали. [Российской древней Летописец]. А известно только то, что в последующее время город Кострома пришедшими от
Новагорода по реке Волге разбойниками был разграблен. Да и после того Новогородцы, неоднократно чинили таковые набеги на город Кострому, от чего город сей претерпевал немалое раззорение.

В 1414-м году было в Костроме и Плесе на людей моровое поветрие, так сильное, что и хлеб в полях оставался нежатым. В 1416-м году князь Василий Ди-митриевич город Кострому повелел обнести стеною. А 1420-м году в Костроме и Плесе опять было моровое поветрие. [Что приписать можно худым предосторожностям — Древней Летописец]. А в 1422 году был в Костроме великий голод, так что от того многие лишились жизни; тогда в Костроме рожь покупалась по два рубли четверть [цена по тогдашнему времяни чрезмерно высокая. Краткий летописец Ломоносова].

В 1462-м году по прошествии многих перемен, о чем за крат-костию сего писания подробности оставляю; великий князь Василий Васильевич, отдал костромское княжение сыну своему Ивану Васильевичу еще мало летному, которой будучи трехлетня-го возраста получил права и титул царской, и писался Царем и Самодержцем всея России. Примечания достойно, что город Кострома построен был первым владетельным князем Российским, а владение оным городом окончалось последним; ибо после князя Ивана Васильевича других владетельных князей в России уже не было.

Во время младенчества сего государя, правительствовала матерь его великая княгиня Елена Васильевна. Достигнувши ж оной совершенного возраста мужественно оборонялся от Литвы, Крымцов и Казанцов, которыя противу России совокупно воевали.

При владении царя сего в похвалу благородным костромским дворянам упомянуть можно, что в 1536-м году в костромском уезде на реке Кореге костромские дворяна построили своим иждивением город Буй, а по тогдашне-
му названию Буй городок, в преграду от разных набегов. [Что видеть можно в присланной кошта с грамоты из Буя в бывшую провинциальную Костромскую Канцелярию при воеводе Арсеньеве].

По кончине Ивана Васильевича в 1584 году, вступил на всероссийский царский престол сын его. Федор Иванович; которой быв бездетен, наименовал при конце жизни своей по себе наследником двоюродного брата своего, Федора Никитича Романова; но происками Бориса Федоровича Году-нова, он на царство не допущен, и в 1598-м году сам Борис Годунов вступил на всероссийский престол. И по сим притчинам питая Годунов ненависть на фамилию Романовых старался оную отдалить. Федора Никитича и супругу его велел постричь, которой по пострижении наречен Филаретом, а супруга его Марфою. Филарет Никитич послан был в Архангельской уезд в монастырь Антония Свискаго, а супруга его при которой тогда находился и сын их Михайло Федорович имеющей от роду не болея шести лет, в тот же уезд в деревню, недалеко от озера Онеги, где и находились они под крепким смотрением.

Незадолго до кончины царя Бориса Годунова, оказался самозванец Гришка Отрепьев называя себя царевичем Димитрием Ивановичем, которой был убиен в Угличе, и чрез что открылись новыя неустройства в России. По кончине Бориса Федоровича Годунова, в 1604 году, вступил на Российской престол сын его Федор Борисович, которой по шести недельном только правлении лишился престола и жизни. Самозванец Гришка Отрепьев вошед в Москву яко царь, и желая при том получить народную доверенность, Филарета Никитича и супругу его с сыном их Михайлом Феодоровичем из сылки возвратил; Филарета Никитича поставил митрополитом в Ростове, а супругу его и сына их Михайла Федоровича перевел на жительство в Кострому, где и отпускалось им приличное роду их содержание. [Краткой летописец Ломоносова, и житие Петра великаго печатанное в Венеции].

По свержении же и погублении Самозванца избран был на Российский престол Василий Иванович Шуйский; однако ж Россия недолго наслаждалась спокойствием; Новый открылся самозванец, и народ колебаться начал, разделясь на разные партии. Наконец до того дошел, что царя Василия Ивановича свергнув с престола постригли в иноческий образ, и отдали яко пленника королю польскому; а на место его выбрали польскаго королевича Владислава, и отправили посольство в Польшу. Но доброжелатели Отечеству своему и престолу, желая таковые неустройства прекратить и свергнуть с себя иго поляков. Из коих первые были князь Дмитрий Михайлович Пожарской, и Нижегородский купец Козма Минин; которыя собрав войска, шли в верх по Волге, были встречены в Костроме с общею радостию, и усилены тут были как деньгами, так и войсками, откудова пришед в Москву поляков выбили, и престол Российской объявили праздным. А по сему предмету из всех городов Российских съехались в Москву избранные люди для выбору царя. И единодушно избрали на Российский престол Михайла Федоровича сына Филарета Никитича, что происходило в 1613-м году. Михайло же Федорович с родительницею своею в то время
находился в Костромском уезде в своей отчине. Рассеянныя поляки бежали из Москвы, и разделились разными небольшими толпами; узнав же они, что избран царем Михайло Федорович, устремились искать его и убить; дабы отмстить тем понесенное ими. Достигши они до Костромских пределов, попался им по случаю Костромскаго уезда дворцоваго села Домнина крестьянин Иван Сусанин, пытали его мучительски, спрашивая, где обретается Михайло Федорович? Но он яко сын Отечества своего скрыл от них истину; отвел их со всем в противную сторону, давши знать чрез верных своих, чтоб Михайло Федорович опасался, которой и уведомясь о том, скрылся в город Кострому в Ипацкой монастырь. Сусанин же узнав, что Михайло Федорович находится уже вне всякой опасности, мужественно и с презрением объявил полякам, что он их обманул, которые тот же час мучительски предали его смерти. Семейство онаго крестьянина по восшествии на престол Михайла Федоровича получило многая от царя благодеяния, коими и поныне пользуется и о чем пространно описано будет в приличном тому месте.

По утверждении выбора отправлено было из Москвы в Кострому знаменитое и великолепное посольство к Михайлу Федоровичу с объявлением ему о избрании его царем на всероссийский престол. Означенное посольство прибыв в Кострому, и взяв с собою чудотворный Федо-ровския Богоматери, пришли к Михайлу Федоровичу, которой и матерь его по многим отзывам, наконец убеждены были согласиться на их требование. И Михайло Федорович был возведен на всероссийский престол в городе Костроме; а в память тому знаменитому для города Костромы происшествию, случившемуся в 1613-м году марта 14 дня, положено ежегодно праздновать чудотворному образу Федоровския Богоматери в 14 день марта, что и поныне с сердечным усердием от всех во обще костромских жителей исполняется.

В 1645 году по кончине сего Государя вступил на всероссийский престол сын его Алексей Михайлович, а по нем Феодор Алексеевич, которой при конце жизни своей объявил наследником брата своего цесаревича Петра Алексеевича.

К чести костромских дворян еще упомянуть можно, что во время стрелецких бунтов костромские дворяна по доброй воле с своими людьми и на собственном своем иждивении, во многолюдстве ходили вооруженною рукою противу бунтовщиков. О чем свидетельствуют жалованные многим грамоты.

Во время царствования императора Петра 1-го особо примечания достойнаго в Костроме и пределах онаго не происходило; как токмо то, что в 1719-м году Кострома учинена Провинциальным городом Московской губернии, и приписаны были к оной города; Судиславль, Любим, Буй и Кадуй. А в 1721 году февраля 11 дня указом повелено было с Костромского и Ярославского уездов собрать с каждого двора по два четверика ржи для доставления в учрежденныя магазеины у пристаней Белозерской, Батагинской и Крохинской. В 1725-м году февраля 12 дня указом Правительствующаго Сената повелено было в Костроме строить казармы для Уфимского и Троицкого полков, которые и построены были деревянныя, но Уфимския казармы не достроились, а только построен был один полковой двор. При царствовании императрицы Анны Иоанновны во время Турецкой войны во оных казармах содержались пленные турецкие чиновники. А в 1749-м году при владении императрицы Елисаветы Петровны, город Кострома начал славиться полотняными фабриками: первой оную завел, — на 500 станах, Иван Димитриев сын Угличенинов, и получил на то привилегию; по ней Иван Пименов сын Стригалев на 300 станах; Димитрий Федоров сын Волков на 200 станах, на которых работали ревендуки, флан-ские полотна и каламенки; так же и в уезде заведены были две фабрики, одна в недальном расстоянии от города в сельце Опалихах владения графа Романа Ларионо-вича Воронцова на 130 станах; и в пригороде Нерехте Михайла Пастухова на 110 станах.

В 1767 году Императрица Екатерина Алексеевна II город Кострому ощастливила свои монаршим посещением, и от дворянства и купечества всеподданнейшее подравление принять благоволила.

В том же году ноября 7 дня прислан в Кострому из Правительствующаго Сената указ о пожаловании оному городу герба; коего изъяснение следующее: в голубом поле галера под императорским штандартом на гребле по реке пловущая, и изображенная натуральными цветами.

В 1770-м году еще начали заводить в Костроме фабрики, а именно: Тимофей Афанасьев сын Пыпин на 60 станов; Иван и Федор Тимофеевы дети Калашниковы на 75 станов и Степан Михайлов сын Угличенинов на 50 станов.

В 1771-м году оказалось в Костромском уезде в некоторых селениях на людях зараза, принесенная из Москвы мастеровыми людьми, но которая взятыми предосторожностями, скоро была прекращена, и умерло во всем уезде не болея сорока человек.

В 1774-м году в городе Костроме был пожар, от коего выгорело церквей каменных в том числе и собор 10; деревянных 5, лавок деревянных 498, анбаров 189. Шалашей и полков харчевых деревянных же 74. Провинциальная канцелярия и магистрат каменные; обывательских домов купеческих 185, разночинских 174. Священно и церковнослужительских 27, а всего вообще 1164 зда-ниев. Сожаления достойно, что находящияся в соборе древности почти все погорели, остался в целости только чудотворной образ, и в нижнем ярусе иконостаса иконы; но материнским попечением великия Екатерины собор поновлен, на поправление коего пожаловала она двенатцать тысяч рублей.

В том же году из правительст-вующаго Сената указом повелено Костромскую провинцию межевать. А в 1778 году декабря 4 дня город Кострома учнен Губернским городом.

Город Кострома до открытия губернии разделен был на пять частей; которые в нижеследующем означаются:

1-я.    Часть называется Кремль, и окружена была земляным валом продолговатою квадратною фигурою, с двоими воротами, ныне же остались на место оных только одни въезды, при одном из коих находится мост, первые вороты от запада назывались Спасския, а от востока Ильинския, против первых ворот находится и ныне древнего здания собор во имя успения пресвятая Богородицы, в котором хранится чудотворный пресвятыя Богоматери с пределом Феодора Стратилата, собор сей построен был великим князем Василием Георгиевичем, которому явился тот упомянутый чудотворный образ.

Близ собору находился Крес-товоздвиженский монастырь женский, в котором жила иногда из Белозерских пределов переведена Сицкая княжна Ксения Иоанновна, родительница царя Михайла Федоровича, и где до пребывания в Ипатском монастыре, она с сыном своим имела жительство в небольших каменных палатах, которые до случившегося в 1774 году пожара еще видны были, и здание сие после розобрано; а ныне где оной был монастырь, построен собор теплой с колокольнею ка-менныя. Протчее же пространство места сего занималось домами, воеводским, дворянскими и церковнослужительскими. Все сие строение от случившагося пожара в 1774-м году без остатку выгорело.

2-я.    Часть называлась Китай, и начиналася от Спаских ворот к западной стороне, имела земляной вал, который ныне совершенно срыт, и место то сровнено; во оной части находилось церквей каменных две, провинциальная и подушные канцелярии, магистрат и соляные анбары все каменныя, протчее пространство наполнено было деревянным строением, а имянно: лавками, хлебными ан-барами и обывательскими домами.

3-я. Часть составляла посад окружающей обе преждеписан-ныя части города, он распространялся вниз по берегу реки Волги, начинаясь выше устья реки Костромы до устья Черной речки. Во оной части был первоначальный собор во имя Федора Стратилата деревянной, при котором и княжеская фамилия погребалась; так же и княжеский дом по близости сего собора находился; но ныне никаких тому признаков не осталось. На сем же месте до воспоследования духовных штатов, был не больший мужеский монастырь именуемый Семионовским; а потом ис-пражнен и учинен приходскою церковью. В той же части находился монастырь Богоявленский мужеский же, построенный иждивением Салтыковых, которой и ныне существует, в нем строение все каменное, и между про-тчим палаты под именем Салтыковых, в коих из фамилии сей одна девица имела жительство несколько лет, и во все время пребывания своего во оных никуда не выходила. Сей монастырь получил великие вклады от Салтыковых, и род их тут погребался. В том же посаде и еще находился монастырь женский, именуемый Настасеин, построен близ рва второй части города Китая на берегу реки Сулы, которая ныне течения не имеет. По учинении ж духовных штатов оной монастырь изпражнен. А по сгорении Крестовоздвижен-ского монастыря в 1774 году Крестовоздвиженский монастырь переведен на сие место, по указу Правительствующаго Синода; на месте же Крестовоздви-женского монастыря повелено строить теплой собор и архиерейский дом, что ныне и исполнено. В посаде сем было каменных церквей 24, деревянных 13, обывательских домов каменных 7: деревянных 896. Фабрик полотняных 7, в том числе на одной производилась и шелковая работа; заводов лазорной краски, и несколько кожевных.
4-я.    Часть города, содержала в себе 2 монастыря мужеских, Троицкой Ипацкой монастырь, он положение имеет при устье реки Костромы впадающей в Волгу, на правой стороне по течению оной реки Костромы по учинении Костромской епархии, епископ имеет во оном обыкновенное свое пребывание. В соборной церкве монастыря и поныне хранятся царьския кресла, искусною рез-бою украшенные, на коих в 1613-м году царь Михайло Федорович взошел на всероссийский престол; а в 1767 году великая Екатерина присудствием своим их также удостоить благоволила. Второй монастырь именуется Запрудненской, от города в двух верстах, оной был первоначальной монастырь в городе Костроме. По учинении Костромской епархии, тут заведена была семинария.

5-я.    Часть заключала в себе близь города лежащий слободы, а имянно: первая Ипатская, в ней было приходских церквей 2, из коих одна Каменная, и разных обывательских домов около ста; вторая Кирпичная, в которой было 9 дворов, а жителей 29 душ; третия Рыбацкая, в ней было 7 дворов, а жителей 17 душ. Четвертая Ямская, имела 17 дворов, а жителей 66 душ; и наконец пятая Татарская слобода, в которой жительствуют и поныне татара, коих предки выехали из Золотой Орды во время завоевания Казани, и не приняв християнской веры поселены на оном месте, и ныне еще содержат магометанское исповедание; сия слобода положение свое имеет вниз по Волге на левой стороне по течению ея на самом берегу оной, возле города при устье Черной речки. В ней было 20 дворов, а жителей 61 душа.

В городе Костроме вообще состояло жителей: купечества 1-й гильдии 36, второй гильдии 89; третей гильдии 161, мещанства 1989, разночинцов 696, а всех вообще 2971 душа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *