Ремесло в Костроме

промыслы

дворы XVII в.

На протяжении XVII века Косгрома выступала как крупный ремесленный центр.

В 1627/28 гг. в ремесленном производстве было занято 1014 человек, среди них 872 человека были тяглыми людьми, то есть посадские ремесленники занимали главное положение в большинстве видов ремесла. (1) Имелись ремесленники-беломестцы, жившие в белых слободах.

Самое значительное количество ремесленных специальностей (28) насчитывалось в производстве продовольственных товаров:переработке зерновых культур, обработке мяса, приготовлении молочных продуктов. Развитие получил рыбный промысел, с которым были связаны рыбные ловцы, рыбники и рыбные прасоли. Находились квасники, кисельники, солодежники, луковники, орешники и пр. Продукты обработки зерна и напитки шли на внутренний рынок. Продукция мясников, маслеников, огородников, рыбных ловцов частично шла в другие города.

Массовым видом ремесла было кожевенное производство. Обработкой кожевенного сырья и выделкой кож в 1627/28 гг. занимались 177 посадских ремесленников и 6 ремесленников-беломестцев. (2) Выделялись кожевники, о которых было сказано, что они делают «белые кожи», «красные бараны», овчины. Отмечены были узкие специалисты: дуботолки, строгальники, гладильщики. Первоначально основная часть сырых кож выделывалась в небольших ремесленных мастерских. Но развитие товарного производства способствовало возникновению более крупных предприятий — кожевенных дворов. Сохранилось единственное упоминание о кожевенном дворе

В.Панкратьева в сер. XVII в. В 1664-65 гт. в городе имелось 5 кожевенных дворов (И.Е.Посникова, С. и В. Всячениковых, И.К.Фомина, В.Е.Исакова, В.Панкратьева).

Ассортимент выделываемых кож включал около 20 разновидностей коровьих, конинных, бараньих кож. Они различались и по размерам (большие, средние, малые). Обеспечивалось высокое качество их выделки.

Кожевенное производство работало на внутренний и внешний рынок. Упоминался Сырейный ряд в Костроме. Но кожевники работали и на заказ.

Было распространено производство изделий из кожи. Сапожники являлись самой массовой ремесленной специальностью. Ассортимент обуви был широк. Не менее массовым было шитье рукавиц. Сапожники и рукавишники удовлетворяли в первую очередь потребности местного населения. Писцовая книга 1627/28 гг. назвала сапожников

С.И.Суровцева, Е.Макарова, ру-кавишников Ф.Васильева, И.Иванова и др. В 1664/65 гг. торговым людям принадлежало 13 лавок и лавочных мест в сапожном ряду и не менее 5 лавок в рукавишном. (3)

Определенное развитие получило шорное производство, представленное такими специальностями, как: седельники, хомутники, узденики, торочешники. Имелись мастера по изготовлению кошелей, мошен (кошельков) и другие. В основном они работали на местный рынок, удовлетворяя потребности ямщиков и близлежавшего сельского населения. Но существовали связи и с более широким рынком.

Кострома была крупным центром масловарения. Здесь, по отзывам иностранцев, варилось наилучшее мыло. Количество мыловаров было небольшое (в 20-е годы 18 человек, в 60-е — 15). Писцовая книга указывает на 4 двора мыльников, на наличие мыльных резальщиков.

Широко распространенным занятием являлось шитье одежды. У ремесленников намечалась узкая специализация: портные мастера, шубники, сарафанники и пр. Шились одежды из тканей, делавшихся на посаде и привозных. На посаде находились холщевники, крашенники, суконники, сермяжники, колотильщики и другие. Одежда продавалась на внутригородском торге, кроме того, делалась на заказ. Так, в 1665-1667 гг. ремесленники выполняли крупный государственный заказ по шитью кафтанов шубных для русской армии. Заказ в 1500 кафтанов был выполнен в 1666 г. и отправлен в Полоцк. (4)

На посаде были шапочники, чулочники, скорняки.

Определенного уровня развития достигла металлообработка. Наиболее массовой специальностью было кузнечное дело. В середине XVII в. было 58 кузниц, в 1664/65 гг. — 34 кузницы. (5) В работе кузнецам помогали молотобойцы, про которых писали, что они «наймуются по кузницам, молотом бьют». Кузнецы работали на местной болотной руде и на привозном сырье (в частности, использовали карельский уклад и кричное железо из Устюжны Железопольской). В ремесле существовала дробная специализация. Были отмечены мастера по изготовлению замков, гвоздей, скоб, ножей, котлов, обручей на бочки, нательных крестов. Названы два бронника, изготовлявшие кольчуги и панцири.

Существовал такой вид ремесла, как изготовление глиняной посуды и деревообработка (выработка колес, телег, бочек, деревянной посуды, гребней для чесания льна и пр.). Ремесленники в основном удовлетворяли потребности местного населения.

Получило распространение ювелирное дело. По писцовой книге 1627/ 28 гг. на посаде имелось 11 серебряников, по дозору 1664/65 гг. — 10 человек. Источники XVII в. свидетельствуют о разнообразии специальностей в серебряном деле: среди мастеров были чеканщики, басельщики, литцы и т.п. «Сырьем» для серебряных изделий служили иностранные монеты. Серебряные изделия крупных размеров (дорогие изделия) выполнялись преимущественно на заказ, мелкие изделия (кольца, серьги, нательные кресты и др.) продавались на рынке в Серебряном ряду.

В Костроме по писцовой книге 1627/28 гг. было 12 иконописцев, в 1664/65 — 13 чел. в 1678 г. — 23 чел. (6) Иконописцев среди ремесленников было немного, но это были большие мастера. Кострома в 30-40-х гг. XVII в. приобрела значение крупного центра иконопи-сания.

Среди ремесленников наметилось углубление имущественного неравенства. На посаде в 1627/28 гг. большинство ремесленников принадлежало к «худым» (бедным) людям. Небольшая группа относилась к «молодшим», 24 чел. — к «середним». Ремесленников из «лучших» (богатых) людей было только 7 чел. (7) Наиболее состоятельные ремесленники были из представителей кожевенного и мыловаренного производства, а также сапожники и ремесленники, занятые в деревообработке.

Увеличение масштабов мелкотоварного производства, появление более крупных ремесленных мастерских требовали большого количества людей, что привело к применению наемного труда. Наемные работники использовались на кожевенных и мыловаренных дворах, в кузницах. В Костроме в 1627/28 гг. было 110 чел., работавших по найму (93 посадских и 17 беломестцев). В 1664/65 гг. на посаде проживало 49 работных людей. (8) Как видим, численность работных людей была невелика.

Цеха в XVIII-пер. пол. XIX вв.

Новым явлением в XVIII в. было образование цехов. В Костроме в 1757 г. имелось 9 цеховых иконописцев, 11 серебряников, 17 сапожников и башмачников. В 1792 г. насчитывалось 12 цехов (278 мастеров). (9) Работа цехов регламентировалась Уставом 1799 г. и «Ремесленным положением», входившим в «Жалованную грамоту городам» от 21 апр. 1785 г.

Управление цехами поручалось общей Ремесленной управе во главе с головой, которому в знак отличия дозволялось носить трость с изображением герба города и иметь ее во всех публичных собраниях и шествиях (в 1792 г. головой был избран мастер кузнечного цеха Колодезников П.И., в 1819 г. — мастер малярного цеха Барабанов П.М.). Управа ведала записью в цехи и исключением из них, наблюдала за сбором денег и исполнением повинностей ремесленниками. В ее обязанности входила забота об усовершенствовании мастерства, об улучшении качества изделий. По распоряжению Управы выдавались вывески цехам. В ремесленную управу обращались с просьбами о присылке опытных мастеров для определения качества работ:

от квартального надзирателя Константиновской части о присылке двух мастеров, сведущих по каретному мастерству (31 марта 1842 г.);

от протоиерея Успенского собора И.Арсеньева — мастеров серебряного дела для освидетельствования вновь устроенных серебряных царских врат в соборе;

от казначея иеромонаха Ипатьевского монастыря Иринея — сведущих лиц из позолотчиков для проверки вновь сделанного бронзового креста и «чрез огонь червонным золотом отзолоченного» на пределе преподобного Михаила Малеина (20 ноября 1842 г.) и т.д.

Во главе каждого цеха стояла Управа, имевшая свою печать, знак цеха. Цехи избирали из мастеров старшину и 2-х старшинских товарищей, которые утверждались магистратом или Ратушей. В 1792

г. старшинами были: серебряного цеха — Заводов Е.И., иконного -Серебряников В.С., кузнечного -Трегубов А.В., сапожного — Вавилов Ф.П., рукавичного — Витхле-шин А.Е., портного — Надежин Ф.Г., шапочного — Зуев П.И., сыромятного — Сыромятников С.Д., кирпичного — Колотильщиков Я.Ф., печного — Ермолин М.Я., столярного — Акатов И.В., хлебного и калачного — Кулемин М.Г. В их обязанности входило собирать с ремесленников все денежные сборы, следить за исполнением повинностей, ведать казной, проверять мастерство поступавших в цех, помогать нуждавшимся больным и бедным ремесленникам.

Ремесленники постановили выдать единовременное пособие в сумме 8 руб. вдове ремесленника портного цеха Попуслаева М.С., который «умер, не оставив после себя никакого имения» (1834 г.) (10).

«Ремесленники учинили сей приговор: зная положение костромского мещанина, находившегося по кузнечному цеху мастером, Архипова А.И., исправлявшего службы, но снисходя его болезни и семейства малолетних детей его, не имеющих пропитания, изъявили выдать ему из ремесленной казны в каждый месяц безвозвратно впредь до выздоровления по 5 руб.» (подписи старшины цеха А.Захарова и ремесленников). 1834 г. (11)

Цехи состоят из мещан, купцов, разночинцев (монастырские служки, отставные военные, ямщики и т.д.), мастеров из других губерний и городов, крестьян. Для вступления в цех необходимо было получить свидетельство, которое выдавалось ремесленнику после испытания его старшиной цеха в знании мастерства при наличии «доброго» поведения и при подписке о выполнении всех ремесленных постановлений. После утверждения Управой ремесленник записывался в цех в звании, которое получил при испытании, и полагался в оклад.

Купцы могли заниматься разными цеховыми ремеслами без испытания в знании ремесла и без обязанности держать цехового мастера. Им разрешалось держать работников. Но они по своим ремеслам должны были принадлежать к соответствующим цехам и подлежать всем цеховым сборам, ремесленному управлению и расправе в делах, касавшихся производимого ремесла.

Процедура получения свидетельства (1795 г.) (12):

1.    Написание объявления.

«Я, костромской мещанин Орешников М.Я., желаю в здешнем г. Костроме записаться в цех рукавишного мастерства… и обязуюсь нести все касающиеся по ремесленной Управе службы и тягости с прочими наряду» (28 дек. 1795 г.).

2.    Ответ на заявление.

«Впущен был в присутствие костромской мещанин Орешников М.Я…. Приказали… призвать сего рукавищного мастера записных мастеров для свидетельства вышеозначенного мещанина работы и дать урок… Работа ежели совершенною и исправною признана будет, в сию Управу рапортовать».

3.    Рапорт в Управу.

«Мы, нижеподписавшиеся, свидетельствуем, наложенный урок, данный ему от них работы, исправлен добропорядочно и исправно, о чем сей Управе покорнейше рапортуем» (10 янв. 1796 г.).

4.    Получение дозволения.

«Сие управное дозволение с приложением управной печати тебе мастеру дано».

Подобных заявлений подавалось много. Костромские мещане Красноселов И.С., Пастухов Я.П., Рукавишников Д.А., Абакумов Д.К. просили зачислить в ру-кавишный цех; Квасников В.А., Яранцов В.В. — в серебряный цех; крестьяне с. Палеха Илья Иванов, Малахов Н.С. — в иконный цех. Крестьяне Костромской губ. — Оси-нин Г.А., Патрин Е.Д., Якимов Андрей — изъявили желание заниматься столярным, каретным и плотническим мастерством. Крестьяне Ярославского наместничества — Дмитриев А., Кокуркин М.И. — предпочли записаться в цех калашный и прочих харчевных припасов и т.д.

Подали заявление для записи в цех монастырские служители: заштатный служитель Ипатьевского монастыря, мастер Костромской округи Богословской слободы Новиков М.Г. — в столярный цех, штатный служитель Богоявленского монастыря, мастер Гвоздарев И.С. — в калачный цех.

Пожелали заниматься столярным, каретным и плотническим мастерством в Костроме разночинцы: управитель вотчины поручика И.В.Зюзина Волков Е.Ф., житель экономической Полянской слободы Василий Степанов.

Работниками цехов являлись мастер, подмастерье, ученики. (13)

Мастером цеха мог быть ремесленник, который в совершенстве знал ремесло; имел аттестат мастеров, у которых работал; был в состоянии завести мастерскую; владел достаточным количеством инструментов, необходимых для работы. Он должен быть свободного состояния и беспорочного поведения. Мастеру разрешалось держать в найме подмастерьев и учеников, производить и продавать изделия, свойственные цеху. Мастеру запрещалось использовать в работе иногородних подмастерьев без дозволения цеха, в котором он состоял, иначе он подвергался денежному взысканию от 5 до 10 руб., которые поступали в ремесленную казну. Только мастера признавались полноправными членами цехов.

Подмастерье — ремесленник, научившийся мастерству, но для приобретения «Опытности совершенного в работе искусства» обязан был находиться в этом звании не менее 3 лет, после чего мог пройти испытание на звание мастера. Для этого он представлял цеховой Управе пробную работу в 2-х экземплярах. Управа, призвав в качестве экспертов лучших мастеров цеха, оценивала ее. Проводились испытания на знания мастерства (теория). Признав его достойным звания мастера, Управа обращалась к общей ремесленной Управе с просьбой о выдаче ему аттестата. Для защиты своих интересов подмастерья избирали подмастерс-кого выборного и 2-х поверенных. Это было необходимо, так как для подмастерьев существовали ограничения. Им запрещалось, находясь в найме у мастера, продавать изготовленные ими изделия, использовать труд наемных работников. Подмастерье не мог уйти от мастера до окончания договорного срока, так как для поступления на службу к другому мастеру необходимо было иметь аттестат от прежнего мастера с указанием времени поступления, знания мастерства, поведения. Подмастерья не могли жить вместе по нескольку человек без мастера; без его ведома и позволения не должны были ночевать вне его дома, в противном случае они платили штраф от 5 до 10 руб.

Ученик обучался ремеслу не менее 3-х и не более 5 лет. Мастер обязан был «занимать учеников наукой, не принуждая их к домашнему служению и работам».

Рабочих дней определялось шесть в неделю. В воскресные дни и в двунадесятые праздники ремесленники не должны были работать без особой нужды.

Рабочий день длился с 6 час. утра до 6 час. вечера (полагалось полчаса на завтрак, полтора часа на обед и отдых). Ремесленники должны были «производить по ремеслу работу добрую и отправлять ремесло сколько умеют исправнее, без недостатков, подлога, обмена, обмера, обмана» (14).

В городе имелась общая казна, принадлежавшая всем ремесленникам. Она состояла из пенных денег (пени за различные нарушения); из доходов от имущества, принадлежавшего всем ремесленникам; из денежных сборов с ремесленников (по приговору общих сходов). Были и другие источники денежных поступлений. Например, за подачу несправедливой жалобы на Управу взыма-лось в казну 7 руб. 50 коп. (15) Расход заключался в содержании общей ремесленной Управы, в трате денег с одобрения начальства на разные мероприятия, которые вели бы к улучшению состояния ремесел и к улучшению быта ремесленников. Кроме того, казну имел каждый цех. Она состояла из денежных сумм, вносимых ремесленниками ежегодно и при вступлении в цех (размер их определялся сходом); из доходов от имущества, принадлежавшего цеху. Цеховая казна находилась под наблюдением старшины и его помощников. Они обязаны были ежегодно отчитываться за приход и расход денежных сумм, которые записывались в две книги (книга прихода и книга расхода). Расходовать деньги можно было только по приговору цехового схода. Деньги шли на:

1.    Выплату жалованья старшине, старшинским товарищам, подмас-терскому выборному с поверенными.

2.    Взнос денежных сборов в городской доход.

3.    Помощь больным и обедневшим ремесленникам.

4.    «Всякая цеховая Управа должна внести в городскую церковную казну. .. ежегодно 1 руб. 50 коп. на содержание церквей и церковников». (16)

Суммы сбора денег были разными. В 1790 г. с 66 записных мастеров калачного цеха было собрано 40 руб. 85 коп. (взносы с 5 коп. до 9 руб. с человека). (17) В том же году с 40 чел. кузнечного цеха было взято 7 руб. 75 коп. (от 5 коп. до 40 коп.). С одного мастера по приговору схода ничего не было взято. (18) В 1817 г. с 41 чел. столярного цеха было получено 282 руб. 80 коп. (с подрядчиков брали от 6 до 15 руб.). (19) В книге прихода по иконописному и серебряному цеху за 1821-1823 гг. было указано, что с 19 чел. собрано 200 руб. 43 коп. (20)    Получил ремесленный голова Иван Трегубов.

 

Мастерские второй пол. XIX — нач. XX вв.

На торговой площади Галича
На торговой площади Галича в базарный день. Фотография 1929 г.

В Костроме было в 1897 г. 334 мастера 27 профессий, работников — 823, учеников — 309; в 1907 г. 474 мастера 33 специальностей, работников — 721, учеников — 292. (21)

Основными профессиями ремесленников являлись:

1.    Изготовление съестных припасов (хлебники, булочники, пирожники, кондитеры, пряничники, колбасники).

2.    Приготовление одежды (портные, модистки, сапожники и башмачники, шапочники и картузники, рукавичники, шубники, скорняки).

3.    Выделка предметов домохозяйства (печники, столяры, маляры, шорники, кузнецы, бондари и т.п.).

4.    Ремесленники других специальностей (часовщики, мастера золотых и серебряных дел, чеканщики, резчики, позолотчики, парикмахеры и пр.).

Самыми многочисленными категориями были хлебники и булочники, портные, сапожники и башмачники,столяры, маляры и кузнецы.

В 1893 г. находилось 8 цехов (серебряный, сапожный, столярный, портной, кузнечный, малярный, печной, хлебный), в которых числилось 337 мастеров, 680 подмастерьев (22). В 1903 г. цеховое устройство в Костроме было ликвидировано.

Социальный состав ремесленников остался прежним (каким был в XVIII в.). В 1896 г. в портной цех входило 80 чел. (мещан — 42, разночинцев — 22, купцов — 2, крестьянского происхождения — 14) (23). Были отмечены профессии: портные (Рыжинский Б.А., Коваленко М.А.), портнихи (Смирнова А.Ф. и др.), белошвейки (Калинина А.А., Быкова А.С., Снежневская Е.В.), чулочницы (Дич Р.А., Добрина М.С., Дризовский Д.А.), шапочники (Сухарева И.М., Шеппер Р., Синицын А.И., Михайлов Н.М.), скорняки.

В 1900 г. в кузнечном цехе было 50 чел. (мещан — 27, крестьянского происхождения — 19, прочих сословий — 4) (24). Профессии: кровельщик, кузнец, слесарь, пилозуб, жестянщик, кузнечно-каретное мастерство.

В данный период стал широко применяться труд наемных работников. Кривошеин Н.А. (кузнечнокаретное производство) имел 15 подмастерьев и 2 ученика; Ковалев Е.А. (кровельщик) — 5 подмастерьев. В малярном производстве на купца Беляева П.Г. трудилось 35 чел. (подмастерьев и учеников), на Сизова В.Г. — 12 подмастерьев, Савельева П.С. — 8 подмастерьев. Портной Смирнов Р.А. пользовался трудом 4 подмастерьев и 3 учеников.

Как и прежде, для занятия ремеслом необходимо было получить свидетельство. Нужно было подать прошение в ремесленную Управу о выдаче свидетельства на право производства, на имение своей мастерской и работников. Податель прошения давал подписку о соответствии «всем предъявленным ремесленным учреждениям и постановлениям, касавшимся мастерства», и обязывался без ведома Управы не иметь работников. Приведем несколько таких прошений. «С прибытием моим в Кострому имею желание открыть мастерскую для производства сапожного
изделия, чтобы иметь при ней сведущего подмастерья или закройщика… под моим наблюдением» (1865 г., коллежский секретарь Юдин Н.В.) (25). «Желаю я по познаниям своим открыть мастерскую для производства женского портного мастерства и производить оное по заказам жителей» (26) (от костромской мещанки Лаврентьевой А.С., 1865 г.). «По производству приготовления пряничных изделий желаю в собственном заведении производить лающих приобретать оные для употребления… прошу дабы пове-лено было на производство в настоящем году пряничного мастерства снабдить меня управным свидетельством и включить в надлежащий цех ремесленного общества» (27) (от костромской купчихи Гожевой П.В., 1864 г.).

Не все ремесленники имели мастерские. В 1862 г. в Костроме было 402 ремесленника, из них 237 чел. имели мастерские (больших было 28, средних — 61, малых -148) (28). Размер зависел от числа работников.

В 1893 г. владельцами мастерских были: (29)

1.    Сапожные заведения:

Лабашев Д.В., мещанин. Заведение с 1887 г. Один подмастерье. Работа с 6 час. утра до 11 час. вечера.

Иванов И.И. Заведение с 1880 г. 1 мастер, 1 ученик (взят на 4 года, содержание — 60 руб. в год). Рабочий день с 6 час. утра до 9 час. вечера.

Ладыженский М.А., из Киевской губ. Учился в Киеве в мастерской немца Штолцмана. Заведение с 1883 г. Подмастерье. Работа с 8 час. утра до 10 час. вечера.

Рыбин П.Ф., крестьянин Костромского уезда. Заведение с 1883 г. 3 мастера, 2 ученика (взяты на 5 лет, содержание ученика — 60 руб. в год). Работа с 6 час. утра до 9 час. вечера.

2.    Кузнечные заведения:

Лебедев Н.И., костромской мещанин. Кузница в Кузнечном ряду. Заведение с 1870 г. Мастер, 2 подмастерья, 2 ученика (взяты на 3 года, содержание ученика — 60 руб. в год, плата от хозяина по 15 руб. в год). Работа с 6 час. утра до 8 час. вечера.

Говырин А.Н., костромской мещанин, 2 мастера, один подмастерье. Работа с 6 час. утра до 9 час. вечера.

3.    Медное заведение:

Семенов Ф.И. Заведение с 1887

г. Мастер, ученик (взят на 5 лет). Работа с 6 час. утра до 9 час вечера (ученик имел 3 часа отдыха). Больше указанного времени работали перед Рождеством и Пасхой.

4.    Слесарно-водопроводное заведение:

Морозов А.И., костромской мещанин. Заведение с 1891 г. 3 подмастерья, 2 ученика (взяты на 4 года, содержание ученика — 75 руб. в год). Рабочий день с 6 час. утра до 8 час. вечера.

(Ученики имели 3 час. отдыха).

5.    Портновские заведения:

Левин А.Ш. Заведение с 1883 г.

Мастер, подмастерье. Работа с 7 час. утра до 8 час. вечера.

Смирнова А.Ф., костромская мещанка. Дамская портновская мастерская с 1873 г. 3 мастера, 4 ученицы ( взяты от 1 года до 4 лет). Ученицы, жившие у хозяйки, получали содержание по 60 руб. в год, нежившие — 36 руб. в год. Работа с 8 час. утра до 10 час. вечера (на отдых ученицам давалось 4 часа). Перед праздниками (Рождество, Пасха) рабочий день удлинялся на 2 часа.

Огуречников И.А. Портновская мужская мастерская с 1892 г. Рабочий день с 6 час. утра до 10 час. вечера. Спешная работа весной и осенью.

6.    Красильное и набивное заведения:

Бочаров П.П. Новое заведение с 1890 г. 2 подмастерья, один ученик (взят на 5 лет, содержание вместе с одеждой — 100 руб. в год). Работа с 6 час. утра до 8 час. вечера (ученик имел отдых 5 часов).

7.    Резчик печатей и гравер:

Азерский А.З., бобруйский мещанин. Заведение с 1882 г. Один  ченик (взят на 4 года, содержание — 96 руб. в год). Рабочий день с 8 час. утра до 9 час. вечера (полагался 1 час на отдых, 1 час на обед).

8.    Каретная мастерская.

Притворов С.Г., костромской

мещанин. Заведение с 1876 г. 7 чел. работников (3 кузнеца, 3 столяра, маляр), 5 учеников (взяты на 4 года, содержание ученика — 72 руб. в год, плата от хозяина — 20 руб. по окончании учения). Работа с 6 час. утра до 8 час. вечера.

9.    Бондарная мастерская.

Смирнов А.М., крестьянин д. По-

горелок Завражной вол. Заведение с 1850 г., досталось от отца по наследству. 6 подмастерьев, 2 ученика (взяты на 1,5 и 2 года). Работа с 4 час. утра до 8 час. вечера (перерыв 3 часа).

10.    Малярные заведения:

Васильев Н.П. Работа с 1875 г.

Обучался ремеслу в С.-Петербурге. Один ученик (содержание — от 80 до 100 руб.). Работа с 6 час. утра до 7 час. вечера (ученику полагался отдых 3 часа). Переработка на 2 часа в июне и июле.

Григорьев Е.П., запасной унтер-офицер из чухломских мещан. Заведение с 1888 г. Имел учеников (содержание ученика — 72 руб. в год). Работа с 6 час. утра до 7 час. вечера только летом. Учился мастерству в Москве в малярном заведении.

Курочкин М.П., костромской мещанин, маляр комнатный и церковный. Заведение с 1878 г. 2 ученика (взяты на 3 года, содержание ученика — 72 руб. в год, плата от хозяина — по 15 руб. в год). Рабочий день с 6 час. утра до 7 час. вечера (отдых 2,5 часа).

Говорин М.Я., крестьянин Галич-ского уезда, маляр комнатный и церковный. Заведение с 1890 г. Один ученик (содержание — 72 руб. в год, плата от хозяина — 15 руб. в год). Работа с 6 час. утра до 7 час. вечера (отдых 2 часа). Обучался ремеслу в Костроме в малярном заведении.

11.    Ремесло живописное.

Зловидов М.С., костромской мещанин. Заведение с 1892 г. Работа с 5    час. утра до 8 час. вечера. Спешные работы с мая по август.

12.    Золотых и серебряных дел мастер, ювелир.

Ратнер М.Е. Заведение с 1865 г. Рабочий день с 8 час. утра до 8 час. вечера.

13.    Парикмахерские заведения:

Титов И.А. Заведение с 1885 г. 2

подмастерья, один ученик (взят на 3 года, содержание — 60 руб. в год). Работа с 8 час. утра до 10 час. вечера. (Отдых 4 часа).

Зверев В.М., мещанин. Заведение с 1892 г. Подмастерье, ученик (содержание — 60 руб. в год). Работа с 9 час. утра до 9 час. вечера (отдых 4 часа). Переработка до 11 час. вечера накануне Рождества и Пасхи.

Ремесленные заведения имелись и в начале XX в. Назовем некоторые из них, работавшие в 1904 г.:

1.    Паркетная и столярная мастерские крестьянина Кулагина И.В. Заведение находилось на собственной земле, освещалось керосином. Рабочие использовались местные. Средняя плата рабочему составляла 90 коп. в день. Количество и стоимость переработанного в год сырья — 2 тыс. руб. на столярные и 2500 руб. на паркетные изделия. Стоимость выработанных в год изделий — 10 тыс. руб. (30).

2.    Иконостасное и мебельное заведение мещан Дурляниных А. и Н. Рабочие местные. Средняя плата рабочему была 20 руб. Общая сумма расходов на рабочих составляла 3270 руб. Стоимость переработанного сырья — 1500 руб., стоимость выработанных в год изделий — 7300 руб. (31). Заведение работало круглый год. Освещалось керосином.

3.    Слесарно-водопроводные заведения мещан Морозова А.И. и Лихачева А.В.

4.    Кузнечные заведения крестьян Кривошеина Н.А., имевшего кузницу и мастерскую, Кривошеина И.Н. Ими производилось и каретное мастерство.

Маргарита ШАХОВА

 


1.    Л.А.Тимошина. Ярославль и Кострома в XVII в. М., 1987. С. 148.
2.    Там же, с. 151.
3.    Там же, с. 158.
4.    Там же, с. 163.
5.    Там же, с. 164.
6.    Там же, с. 166.
7.    Там же, с. 167.
8.    Там же, с. 170.
9.    ГАКО, ф. 206, оп. 1, д. 10, лл. 107.
10.    ГАКО, ф. 206, оп. 2, д. 61, л. 4.
11.    Там же, л. 1.
12.    ГАКО, ф. 206, оп. 1, д. 17, лл. 78-81.
13.    Устав ремесленный — Спб, 1879 (вошли статьи Устава 1799 г.) — ст. 202, 204, 115.
14.    Там же,    ст. 148.
15.    Там же,    ст. 205.
16.    Там же,    ст. 165.
17.    ГАКО, ф. 206, оп. 2, д. 196, лл. 11-27, 37-об.
18.    ГАКО,    ф.    206,    оп.    2, д. 172.
19.    ГАКО,    ф.    206,    оп.    2, д. 199.
20.    ГАКО,    ф.    206,    оп.    2. д. 171,    л.    8.
21.    ГАКО,    ф. 161,    оп.    1, д. 315, л.    12-об; д. 414, л. 1-об.
22.    К.А.Пажитнов. Проблема ремесленных цехов в законодательстве русского абсолютизма. М., 1952.
23.    ГАКО,    ф.    206,    оп.    2, д.    223.
24.    ГАКО,    ф.    206,    оп.    2, д.    185.
25.    ГАКО, ф.    206, оп. 2,    д.    105,    л.    34.
26.    ГАКО, ф.    206, оп. 2, д.    105, л.    129.
27.    ГАКО, ф. 206, оп. 2, д. 105, л. 5.
28.    Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1860-1862 гг. Спб, 1863. Ч. 1.
29.    ГАКО,    ф.    206,    оп.    2, д.    140.
30.    ГАКО,    ф.    205,    оп.    2 (ос), д. 665,лл. 2, 0.
31.    ГАКО, ф. 205, оп. 2 (ос), д. 674, лл. 2, 7.

Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *