Жизнь в мире книг

Наш деревянный рубленый дом стоял на тихой, утопающей в зелени улице в Богословской (ныне Ипатьевской) слободе, на окраине Костромы. Весной цвели вишня и черемуха, потом — сирень. Все лето щебетали птицы. Сейчас наш микрорайон стал сравнительно большой, с “высотными” пятиэтажками. Улица же (до войны она называлась Кооперативная) осталась почти без изменения. Начинается от златоглавого Ипатьевского монастыря, на улице небольшие бревенчатые дома, возносятся ввысь главы церкви Иоанна Богослова, кладбище, на котором покоятся мои бабушки и дедушки, более ранние предки. Сохранились старые здания магазина и медпункта. Только школа, в которой учились мои родители — Мария Александровна и Иван Александрович Осетровы, сестры — Мария и Неля, брат Женя и я, стала неузнаваемой (расстроилась вверх и вширь). В двух шагах — бурная весной и спокойная летом Костромка, чуть поодаль — великая матушка Волга, совсем рядом — небольшая речушка Игуменка.

Воспоминания, воспоминания, воспоминания… Они волнуют и тревожат душу. Но сначала было слово, в самом высоком его смысле. Да и в обычном — тоже. Оно главный движущий фактор жизни.

У моей колыбели пела мама задушевные песни. Я этого не помню, но, вероятно, спустя годы именно их слышал я из материнских уст у колыбели моей младшей сестры Нели. Я смутно помню сказки, которые рассказывал мне папа, сидя у моей детской кроватки, или то, что читали мне вслух старшие брат и сестра, но впоследствии понял, что в нашем доме всегда царил книжный дух.

…С детских лет любил Ваня Осетров читать. Перенял он это от своих родных. Рано лишившись родителей, живя у тети Мони и дяди Ефима, он экономил выдаваемые ему на лакомство деньги, покупал книги, которые тотчас “проглатывал” и которые были для него слаще конфет. Ему было всего тринадцать лет, когда активисты Богословской слободы решили создать небольшую публичную библиотеку на общественных началах. Ваня принес чуть ли не все свои книги, принимал активное участие в сборе их у населения. 7 июня 1912 года библиотека была открыта в одном из частных домов. Юноша стал активным читателем, бывал в ней чуть ли не каждый день. Через какое-то время ему стали доверять выдачу книг. В библиотеку часто заходила и увлекавшаяся чтением Мария Волкова. Так началась их дружба, перешедшая в любовь. Шла мировая война. В Кострому поступали раненые воины. Создавались госпитали, но не хватало медсестер. Мария пошла на курсы и вскоре стала работать сестрой милосердия в госпитале в Кинешме, которая входила в то время в Костромскую губернию. Работала душевно и помогла врачам выходить многих больных.

Ваня и Маня часто слали друг другу письма, изредка встречались. В 1918 году они обвенчались и жили в мире и согласии шестьдесят с лишним лет.

В годы гражданской войны Ивану пришлось служить военным библиотекарем в Костромской гарнизонной библиотеке: на фронт его не взяли из-за плохого зрения. Но с тех пор вся его жизнь окончательно связана с книгой. Когда отгремели огненные годы, фонды гарнизонной библиотеки были переданы в публичные библиотеки Костромы. Из военного Иван Александрович Осетров превратился в библиотекаря гражданского. Он стал работать в Центральной библиотеке текстильщиков, из которой выделялись на костромские фабрики передвижные библиотечки.

После Октябрьской революции библиотека Богословской слободы стала государственной. В 1920 году в связи с 50-летием со дня смерти А.И. Герцена ей было присвоено имя писателя-демок-рата. В середине двадцатых
годов Марию Александровну, теперь уже Осетрову, приглашают заведовать герценовс-кой библиотекой. Она с огромным желанием принимается за дело и вскоре становится настоящим просветителем населения. Она проводила громкие читки с обсуждением прочитанного, создала при библиотеке школу ликбеза, ходила по домам, приглашая слобожан заглянуть в библиотеку полистать свежие газеты и журналы, познакомиться с новинками литературы, посмотреть новые книжные выставки.

Но и этим не ограничилось поле ее деятельности. Она стала книгоношей — ходила со стопками книг в Аферово, Яковлевское и другие соседние деревни, учила селян грамоте и приобщала к чтению. Иногда собирала группы крестьян и читала им книги. Порой маму по селам и деревням сопровождал мой старший брат, но в то время еще школьник, Женя. Он не только помогал нести тяжелые сумки, но и принимал участие в обсуждении вслух прочитанных книг, иногда читал свои стихи, но автора не называл. А скромность была, наверное, излишней. Еще мальчишкой стал писать он стихи, и некоторые из них печатала “Северная правда”. Школьником участвовал он во Всесоюзном детском конкурсе на лучшее стихотворение, который проводила “Пионерская правда”, и занял второе место. Стихотворение было опубликовано в “Пионерке”, а брат был на-
гражден дипломом, красивым кожаным портфелем и библиотечкой интересных книг.

Женя много времени проводил у матери в библиотеке. Он читал и перечитывал книги и уже в самом раннем юношестве прекрасно разбирался в них. Он мог порекомендовать даже взыскательному читателю то или иное произведение. Постоянно он брал книги и в городской Центральной библиотеке. Посещал краеведческий музей, ходил в театр имени А.Н. Островского, даже занимался с друзьями археологическими раскопками под руководством преподавателя Зыбина.

Напротив нашего дома — через дорогу — был небольшой парк культуры и отдыха судомеханического завода. Летом здесь чуть ли не каждый вечер устраивали танцы под духовой оркестр и радиолу, а когда темнело — “крутили” кино. Я с друзьями залезал на забор нашего дома, и мы “задарма” смотрели фильм. В летнем саду была красивая просторная беседка. Мама в выходные дни устраивала в ней читальный зал и даже приносила стопку книг. Обслуживать читателей мать поручала внештатному библиотекарю Евгению Осетрову. Он отлично справлялся с этой обязанностью, и посетители были довольны.

Вернусь к началу двадцатых годов. Иван Осетров и другие сотрудники Центральной библиотеки текстильщиков старались обеспечить работников фабрик художественной и специальной технической литературой. Вместе с тем они проводили громкие читки в фабричных коллективах,участвовали в работе общества “Долой неграмотность”, агитколлектива “Синяя блуза”. Иван Александрович вспоминал, что ему запомнилась звучавшая со сцены клуба “Красный ткач” частушка в адрес Н.А. Сергеева, работавшего тогда заведующим культотделом областного союза текстильщиков:

Я товарищу Сергееву писала,
Что теперь я грамотная
стала.
Что глаза мои не темные
гляделки:
Разбирают напечатанное
мелко.

В начале тридцатых годов Ивана Александровича приглашают на работу в книжный магазин “Когиз”. В те годы это был единственный в Костроме книжный магазин, располагался в Красных рядах. И хотя это была работа с книгами, но не та, которую он любил. Вот почему, когда в 1936 году на Костромском льнокомбинате имени В.И. Ленина стала создаваться техническая библиотека и Ивану Александровичу предложили взять это дело в свои руки, он охотно согласился. Тем более, что с текстильной промышленностью был знаком. Библиотекарь, книголюб, просветитель энергично взялся за работу. Иван Александрович стал комплектовать книжные фонды, постоянно встречался с инженерно-техническими работниками и рабочими предприя-
тия, пропагандировал новинки технической литературы. В библиотеке становилось все больше и больше читателей.

Но мирный труд советских людей оборвался, когда нависли над страной черные тучи. После окончания десятилетки летом сорок первого призвали в армию моего брата Женю. После краткосрочных курсов он был уже на передовой связистом-кату-шечником. В октябре, когда фашисты рвались к столице, подал заявление и ушел добровольцем на фронт немолодой уже Иван Александрович Осетров. Он был сержантом в саперном взводе и находился всегда на передовых рубежах. Был ранен, лечился в полевом госпитале. Поправился — вернулся в саперный взвод. Был награжден главной солдатской наградой -медалью “За отвагу”. Прошел с боями от Москвы до Берлина. У отца много боевых и трудовых наград.

По возвращении домой осенью 1945 года он сразу же вернулся к любимому книжному делу. Трудился добросовестно, умело, и через какое-то время техническая библиотека стала опорной научно-технической библиотекой. На ее базе проводились областные и Всероссийские семинары. И сам директор библиотеки И.А. Осетров выезжал в командировки во многие технические библиотеки страны с целью оказания им методической помощи.

Хочется назвать некоторые цифры. В первый 1936 год в
библиотеке было 700 книг и 136 читателей. К концу шестидесятых годов,когда Иван Александрович уходил с работы на пенсию, на книжных полках стояло 65 тысяч книг, и обслуживала библиотека 1500 читателей.

Подвижник книжного дела И.А. Осетров и сам любил писать, чтобы отдавать свои знания людям. С начала двадцатых годов он публиковал свои материалы в местной и центральной печати. Иван Александрович был составителем, а по сути автором книги “Из опыта работы Костромского ордена Ленина льнокомбината имени В.И. Ленина”, которая вышла из печати в Москве в 1970 году. Когда составлялось третье издание Большой Советской Энциклопедии, главная редакция обратилась к костромскому знатоку с просьбой дать материал о льнокомбинате. Эта статья опубликована за его подписью в тринадцатом томе БСЭ.

.. .Храбро сражался на фронтах Великой Отечественной войны и мой старший брат Женя. Об этом свидетельствует медаль “За отвагу”. Вообще же, за ратные и трудовые победы он награжден многими орденами и медалями.

Будучи на передовой, Женя публиковал свои стихи и заметки в армейских газетах. Присылал стихи и корреспонденции и в костромскую газету, “Северная правда” охотно их публиковала. Под материалами были подписи “Евг. Осетров. Действующая армия”. Это радовало наши сердца: несмотря на трудности, трагичности фронтовой жизни, материалы были оптимистичны.

Женя был телефонистом, и осенью 1943 года во время устранения обрыва на телефонной линии его тяжело ранило осколком снаряда. Несколько месяцев лежал он в госпитале, но так и не вылечился. Его демобилизовали, как тогда говорили, “по чистой”: правая рука у него совершенно бездействовала.

Мама, крошка Неля, старшая сестра Мария и я со слезами на глазах, но с огромной радостью встретили дорогого фронтовика. А на следующее утро он уже побежал в “Северную правду”. Внештатного корреспондента тепло встретил редактор, журналисты, которых он знал очно и заочно, и через несколько дней он стал сотрудником газеты. Так началась его профессиональная работа.

В 1946 году Евгения приглашают на работу в областную владимирскую газету “Призыв”. Через какое-то время он становится первым заместителем редактора. Он не только регулярно печатается в газете, но и издает первые книги. Одновременно учится и заканчивает Московский литературный институт им. А.М. Горького. Союз писателей России приглашает его на работу в Москву. Он становится одним из организаторов газеты “Литература и жизнь”. Первый номер газеты вышел в 1958 году (впоследствии газета преобразована в еженедельник “Литературная Россия”).
В любви и согласии жил Евгений Иванович со своей женой Анной Федоровной. Она была его верным другом, советником, помощником. Часто Анна Федоровна сопровождала Евгения в поездках по России и в путешествиях по зарубежным странам.

Евгений Осетров написал и издал более сорока книг -“Мое открытие Москвы”, “Живая древняя Русь”, “Три жизни Карамзина”… Все книги мне дороги, но особенно “Записки старого книжника”. На первой странице посвящение: “Моим родителям Ивану Александровичу и Марии Александровне Осетровым, посвятившим всю жизнь Книге”, а ниже уже рукой автора: “Брату Юре от Евгения. 25 февраля 1985. Москва”. Большая часть Жениных книг, стоящих у меня на полке, с автографами.

Евгений очень многое сделал по изучению корней своего народа, рассказал об этом. Отзывы о его книгах самые добрые. Вот что писал академик Д.С. Лихачев: “Дорогой Евгений Иванович! Спасибо за Вашу чудесную книгу. Она прекрасно написана и прекрасно издана. Для русского читателя, для читателя-патри-ота это как раз то, что нужно… В Вашей книге о “Слове” косвенно сквозит (как зимний солнечный день через иней деревьев) глубокая любовь к России.

Успехов Вам и успехов.

Любящий Вас ДЛихачев”.

Сохранились в архиве моего брата теплые отзывы костромского краеведа Михаила Магнитского, известных русских писателей: Леонида Леонова, Николая Рыленкова и других.

Интересно проходят в Костроме Осетровские литературные чтения. Высоко оценивают его творчество профессора Костромского Государственного университета Ю.В. Лебедев, Н.С. Ганцовская, председатель областной писательской организации М.Ф. Базанков, старший научный сотрудник Литературного музея П.Б. Корнилов и другие.

Рассказывать о Е.И. Осет-рове можно много. Его жизнь интересна и поучительна. Рано и неожиданно ушел брат из жизни. Он внезапно заболел, был прооперирован. Я срочно выехал в Москву. Но через три дня брата не стало.

Он прожил 70 лет и три дня и умер 20 июля 1993 года. Тело было перевезено в Кострому, и погребен он, по его завету, в родной земле. Могила Евгения — на новом кладбище, рядом с могилой родителей.

Нашему городу подарил Е.И. Осетров свою огромную, уникальную, с редчайшими книгами библиотеку. Часть ее он еще при жизни передал Костромскому музею-заповеднику, остальные перевезла Анна Федоровна Осетрова. Около десяти тысяч томов стоят теперь на полках в Костромском литературном музее. В областном центре появилась новая библиотека с опытным библиотекарем Тамарой Александровной Кабиновой. Любой костромич может познакомиться с интереснейшими изданиями, полистать их, почитать. И, конечно, в библиотеке есть все написанные Евгением Осетровым книги, в том числе изданная уже после его смерти “Святая Русь”. В ней автор рассказывает о Костроме, Ярославле, Нерехте и других городах Золотого Кольца. В Литературном музее создан мемориальный кабинет Е.И. Осетрова. Он обставлен вещами и предметами, привезенными из Московской квартиры писателя.

Костромичи чтят память своего земляка. Одной из улиц они дали его имя, а на доме, в котором он жил в детские и юношеские годы, установлена мемориальная доска. И москвичи не забыли Женю. Клубу книголюбов
Центрального Дома литераторов присвоено его имя.

Среди книг росла и старшая сестра Мария. Она трудилась на общественной работе, так или иначе связанной с книгами. Последние двадцать лет перед выходом на пенсию работала во Всесоюзной государственной патентной библиотеке в Москве. Сейчас на пенсии.

Неля пошла по стопам отца и так же, как он, окончила Московский библиотечный институт. После вуза стала трудиться и сейчас работает заведующей отделом, который насчитывает 40 человек, в Московской русской национальной научной медицинской библиотеке. Она часто приезжает в Кострому, навещает нас.

Автор этих строк с детства увлекался не только книгами, но и электро- и радиотехникой, физикой, химией. Окончил Костромской индустриальный техникум, учился во Всесоюзном институте текстильной и легкой промышленности, работал инженером на большом химическом заводе на Украине. Вернувшись на малую родину, встал на семейную гуманитарную стезю. Работал в газете и на радио, был принят в союз журналистов. За последние семь лет написал и издал семь краеведческих книг о замечательных людях Костромского края, его изумительной природе. Безвозмездно передал часть тиража в московские, костромские библиотеки, в библиотеки ряда других городов. За большую творческую работу награжден многими Почетными грамотами и Благодарственными письмами администрации Костромской области, областной Думы, Союзов журналистов России и области, других общественных и государственных организаций.

Свое повествование мне хочется закончить словами из очерка “Золотой ключ, или Скажи мне, что ты читаешь…”, написанного Евгением Ивановичем еще в 1978 году: “Человек должен стремиться окружить себя лучшими из книг. Но не столько мы собираем книги, сколько они собирают нас. Будем об этом помнить, подходя к книжной полке, протягивая руку к заветным томам…”

Юрий ОСЕТРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *