Кирилл и Мефодий

Эпирская тетрадь

Кирилл и Мефодий

(Фреска)

Под солнцем
близ монастыря
троянского
в скафандрах старцы
стоят-
и, как прищепки, пальцы
над простынькою букваря…

Каин

«Каин, где Авель, брат твой?»
В эту осеннюю пору
зверь уже роет нору,
все, что подвластно взору,-
в немочи золотой.
Скоро зимовье,
скоро
сбросят лишайники споры,
выпадет снег,
который
будет смешан с золой.
«Каин, где Авель, брат твой?»
В этой стране проклятой
разве я сторож брату?
Этот черт конопатый
с ночи еще пропал.
Невелика утрата,
ежели нет ума-то…
Чищу зачем лопату?
Дерн под бурты копал!
Божья печать-экзема.
Там, на восток от Эдема,
каждая птичья фонема
вестью летит окрест
(это отдельная тема:
нет птиц – и небо немо).
Воду он пьет из шлема,
дыню с кинжала ест.
Столь он ветхозаветен –
знак уже еле заметен,
вот уж его нет.
Ну, а слухов и сплетен
рой вкруг даже полезен-
манит чужой секрет.
Выйдет на двор спозаранку,
выплеснет желчь в лоханку,
ткнет пальцем в небо:
-Нет!
Тьма – это тот же свет,
вывернутый наизнанку
Там, далеко на востоке,
выйдут когда все сроки,
некому укорять.
Вот и жене рожать….
Станет она шептать:
-Господи наш жестокий,
вот мы – отец и мать –
время пришло прощать…
Сын пусть растет высокий,
добрый,
в плечах широкий…
Будем Енохом звать.

Ловля рыбы

…И Симон свято верит в слово
но сеть чудесного улова
пуста.
А магия вербальная с листа
горохом сыплется,
потрескались уста,
но сеть пустою выбирают снова.
И рыбаки всем этим смущены:
-Что сделали худого, Симон, мы?
Ужель мы кормчего другого не нашли бы?
Что суетится он, и что бубнит псалмы
и для чего распугивает рыбу?..

Эпирская тетрадь

Любители рыбы должны обязательно попробовать форель из словцкой кухни, выловленную из быстрых горных потоков