Страницы истории села Корцово

Храмы в Корцово. фото С.А. Орлова

Торговое село Корцово лежит на древней дороге, ведущей из Костромы через Галич в Тотьму. Упоминание в документах с 1629 года как владение князей Волконских, особую известность оно получило после избрания 1647 году дочери одного из окрестных вотчинников Ильи Даниловича Милославского, Марии Ильиничны, в жёны царю Алексею Михайловичу. Само избрание царской невесты очень интересно. В начале 1647 года царь задумал жениться. Из двухсот претенденток выбрали 6 самых красивых девушек. А уже из них выбрали одну – дочь Фёдора Всеволожского. Узнав об этом, избранница упала в обморок от неожиданности. В царском окружении решили, что она больная и не годится в жёны царские. Тогда князь Борис Морозов быстро сосватал Алексею Михайловичу корцовскую жительницу Марию Ильиничну Милославскую, а сам женился на её сестре Анне. Таким образом, корцовчанка стала царицей и родила Алексею Михайловичу 5 сыновей и 8 дочерей. Некоторые дети умерли от болезней, некоторые приняли монашество, а некоторые управляли страной. Царица Мария Ильинична покровительствовала Солигаличу, принимая участие в строительстве собора Рождества Богородицы в одноимённом женском монастыре. Денежные вливания в строительство, как сказали бы в наше время, прекратились после смерти царицы. Лишь на исходе 18 века возведение храма было завершено. О существовании в Корцово деревянных церквей впервые упоминает дозорная книга г. Солигалича 1614 г.: «Волость Корцево. А в ней погост, а на нем храм во имя Николая Чудотворца вверх, да другой храм Преподобного Макария Унженского, да другой храм клецки с трапезою Успения Пресвятой Богородицы». В 17 – 18 веках деревянные церкви несколько раз горели, затем перестраивались заново. Известно, что строителем деревянной Никольской церкви в 1737 году был местный помещик Никифор Андреевич Апушкин. В 1 половине 19 века деревянные церкви были заменены двумя ныне существующими каменными храмами. Большие вклады в храм делали местные купцы. Один из них, Ефрем Яковлевич Гусев, построил при корцовских храмах богадельню. Сейчас в здании богадельни находится школьная мастерская. Когда Е.Я. Гусев возвращался из Санкт — Петербурга, то покупал всем малоимущим лапти, рукавицы и по вязке баранок. На сельском кладбище сохранился камень с надписью: «Здесь погребено тело Санкт – Петербургского 2 – ой гильдии купца Ефрема Яковлевича Гусева, родившегося 6 января 1840 года, скончавшегося 1 ноября 1896 года. Мир праху твоему». Купец Гусев жил в деревне Корцово (не путать с селом), а туда вела берёзовая аллея, между деревьями которой стояли лавочки. Крупное село с несколькими порядками домов в 19 – начале 20 веков продолжало оставаться центром волости. Большую роль в экономическом развитии села играли проводившиеся здесь ярмарки и еженедельные базары. В 1871 году в Корцове открылась одна из первых в уезде начальных школ. Организатором её создания был А.Л. Брюсов, двоюродный дядя поэта В.Я. Брюсова, служивший здесь волостным старостой. В конце 19 века в селе находились две церковно-приходские школы, второклассная женская и одноклассная смешанная, размещённые поблизости от храмов, министерская двухклассная школа. Корцовская учительница Мария Доброва входила в состав экзаменационных комиссий церковных школ Корцовской волости.
В Корцове находилось волостное управление и земская больница, вынесенная на западную окраину села. В больнице в 1889-1892 г.г. работал врач Дмитрий Николаевич Жбанков. В 1891 году в «материалах для статистики Костромской губернии» вышел очерк Д.Н. Жбанкова

«Бабья сторона». Вождь мирового пролетариата неоднократно ссылался на работу корцовского врача, но относился к ней критически. Вот как описывает доктор Жбанков внешний облик жителей Корцовской волости: «Для одежды редко употребляются ткани домашнего производства, преимущественно, и мужчины, и женщины носят рубашки и платья кумачные, ситцевые. На мужчинах жилетки, пиджаки, пальто, манжеты, на женщинах (у многих зимой есть панталоны) шёлковые платки, шали, хорошие шубы; обувь на тех и других, преимущественно, кожаная, часто носят галоши, лапти носят редко, во время работ. Летом постоянно встречаются привезённые из Питера зонтики. Во многих домах встречаются зеркала и лампы: керосин в большом употреблении. Бани имеются у всякого дома, вообще, здешние обитатели моются часто и мыла употребляют достаточно. Благодаря чистоте, накожные болезни и чесотка здесь гораздо реже, чем в земледельческой полосе».
О культурном уровне села свидетельствует факт, что в начале 20 века здесь было открыто фотоателье известного фотографа С.А. Орлова, а в 1916 году начал работать кинематограф.
Церкви Троицы и Николая Чудотворца — один из характерных для провинции храмовых комплексов 19 века, основные постройки которого характеризуют разнообразие типологических форм в культовом зодчестве Костромской области своего времени. Комплекс расположен на кладбище в южной части села и играет заметную роль в окружающем ландшафте. Наиболее ранней постройкой комплекса является тёплая церковь Троицы, возведённая в южной части территории погоста в 1801 – 1810 годах. В1836 году в нескольких десятках метров к северу от неё была заложена вторая холодная церковь Николая Чудотворца. В 1847 году во время строительства своды храма с венчавшим их восьмериком рухнули. Причиной аварии признаны плохой фундамент и некачественное выполнение кладки, отступление от проекта и «отсутствие при работе… опытных лиц, знающих строительную часть». При возобновлении работ во 2 половине 1850 гг. храм был существенно расширен (видимо, именно к этому времени относится сооружение трапезной), так как по указаниям епископа Костромского и Галичского Филофея церковь «должна быть не менее как на 700 человек, потому что в приходе считается собственно прихожан обоего пола 2138 душ, и как в каждый воскресный день в селе их бывают торги и три раза в год ярмарки, то на богослужение ходит значительное количество и посторонних прихожан». Деньги на строительство сверх имеющейся суммы дал петербургский купец Егор Михайлович Дектярёв. Одновременно с началом строительства Никольской Церкви на восточной границе участка, примерно между храмами, была построена колокольня, ставшая ведущей высотной доминантой комплекса. В середине 19 века территорию погоста обнесли кирпичной оградой с воротами, выходившими на восточную сторону, от которой в настоящее время остались лишь три столба в северо-восточном углу участка. В 1901 – 07 гг. в ходе частичной перестройки оба храма получили западные притворы, а в Никольском была устроена калориферная отопительная система. Все работы по реконструкции церквей производились на средства прихожан под наблюдением гражданского инженера В. Борткевича. Формирование комплекса завершилось строительством в линии ограды в северо–восточном углу участка кирпичного здания, возведённого, вероятно, для читальни-чайной. Инициатором строительства здания в 1902 году выступило Общество трезвости. Между церквами, в центральной части территории кладбища сохранился кирпичный поклонный столб начала 20 века, очевидно, отмечающий место престола одной из древних церквей. Ещё на кладбище были большие надгробные памятники и склепы, в которых хоронили знатных и богатых людей. Простых крестьян хоронили под обычным деревянным крестом. К сожалению, эти памятники были нарушены в советские времена. Когда в храмах Божиих сделали склад и зернохранилище, то сюда с окрестных деревень стали свозить зерно для сдачи. Телеги ставили прямо на могилы, а поскольку нечищеное зерно не принимали, то и чистили «не отходя от кассы». Надгробия разрушили, склепы разорили, а кресты заменили пятиконечными звёздами.

Церковь Троицы принадлежит к чрезвычайно редкой в Костромской области разновидности ярусного клещатого в плане храма с пятиглавым завершением, объёмная схема которого более характерна к 18 веку и восходит к деревянным прототипам, а крайне сдержанный фасадный декор соответствует эпохе классицизма. Стены здания покрыты снаружи известковой обмазкой и побелены. Двухъярусный приземистый храм состоит из нижнего двусветного четверика со скругленными углами, несущего покрытый пологой кровлей восьмерик, увенчанный тесно сдвинутым пятиглавием с гранёными двухъярусными барабанами глав. С востока, севера и юга к храму примыкают прямоугольные в плане равновеликие апсида и два придела под вальмовыми крышами (северный Архистратига Михаила, южный — Успения Богоматери), а с запада — небольшая, несколько вытянутая трапезная, крытая на два ската. Сохранившаяся в интерьере живопись выполнена клеевыми красками в начале 20 века.
Церковь Николая Чудотворца – пример провинциального храма в стиле позднего классицизма, отличающего монументальными формами и пропорционально соразмерным выразительным силуэтом. При этом строившееся почти 30 лет здание не свободно от влияния эклектики, проявившемся в отделке фасадов трапезной и отчасти паперти, сооружение которых завершалось во 2 –ой половине 19 века. Здание имеет симметричную осевую композицию, в которой доминирует четырёхстолпный пятиглавый четверик храма. С востока к нему примыкает более низкая и узкая полукруглая в плане апсида, с запада — двухпридельная (престолы Макария Унженского и Иоанна Предтечи) трапезная, лишь незначительно уступающая четверику по ширине, и небольшая паперть. Главенствующую роль храмового объекта в композиции здания подчёркивает его завершение купольной световой ротондой, несущей четырёхгранный барабан, увенчанный крестом на золочёном яблоке, и меньшими по объёму четырёхгранными башнеобразными барабанами с такими же крестами. В храме сохранился иконостас 2-ой половины 19 века, в формах эклектики, на стенах фрагменты клеевой живописи того же времени, выполненной в академической манере и прописанной в начале 20 века маслом.
Четырёхъярусная надвратная колокольня, воспроизводящая в своих объёмах прототипы 17 столетия, характеризует консервативные особенности провинциального зодчества 19 века. Стройный объём с удачно найденным пропорциональным соотношением несущих и завершающих частей обладает стилистически неоднородным фасадным декором, типичным для широкого временного диапазона.
Корцово – одно из старинных сёл солигаличской земли. Хотя о конкретном времени его основания можно только догадываться, предположительно, начало селу положено в 15 веке. До начала 17 века Корцовская земля была чёрной, то есть никому не принадлежала. В это время селение имело название Корцово — Раменье. Вторая часть названия произошла в древности от слова рама-межа, граница, конец пашни, которая упирается в лес либо расчищена среди леса. Раменье – деревня среди лесной глуши.
В 1629 году царём Михаилом Фёдоровичем Корцово – Раменье было пожаловано в вотчину братьям – князьям Ивану Фёдоровичу и Льву Фёдоровичу Волконским. Иван Фёдорович служил воеводой в Тотьме.
Постепенно село стало обрастать деревнями, которыми владели Черевины, Лермонтовы, Шулепниковы и другие. Центром вотчины был погост Корцово – Раменье. В Галичской дозорной книге 1614 года записано: « А на погосте храм во имя Николая Чудотворца вверх шатром, да другой храм с трапезой клецки Успения Пресвятой Богородицы и все строение мирское». Деревянные церкви на погосте не раз сгорали. В 1710 году о местных храмах в патриаршем казённом приказе в приходной книге жилых данных церквей Галицкого уезда в Усольской десятине написано: «Церковь Николая Чудотворца в Усольской осаде в Корцово – Раменье дани 3 рубля, 2 алтына, 1 деньга, казённых пошлин 5 алтынов, 4 деньги; и те деньги по 1710 год плачены сполна, а в1710 году та десятина отошла в Архангелогородскую губернию и сборами ведомы попы в той десятине, а ныне бьём челом вышеозначенной церкви поп Евтихий, вышеописанная де церковь Николая Чудотворца с приделы, да другая церковь Живоначальные Троицы построена и освящена, а Николая де Чудотворца с приделы ныне не построена, чтоб построить каменную и о том бы дать указ». В 1737 году местным помещиком полковником Никифором Андреевичем Апушкиным построена новая деревянная Никольская церковь. В 1801 году построена ныне существующая летняя каменная Троицкая церковь. А с 1836 по 1865 год построена Никольская зимняя каменная церковь.
Население Корцова и близлежащих деревень всё время увеличивалось. Жители в основном занимались животноводством. Распространены были и отхожие промыслы. Мужики в конце 19 столетия ехали на заработки в Питер, а с ними и сыновья – обучаться ремеслу. Работники из Корцова ценились за ремесло по отделке домов. Одни отходники жили зажиточней оседлых крестьян, другие так и не разбогатели.
Ещё в 1669 году в Корцове существовал кабак, в котором можно было откушать сытно да выпить вина и пива. Владел корчмой солигаличский посадский человек Мачехин. Сохранилось описание этого кабака: «На дворе хоромная изба, а в ней чулан да сенник на подклети, а в промеж сенником и избой амбар. Вокруг двора забор и в нём двое ворот, да на дворе погреб винный и поварня ветхи, а в ней 4 чана бражные; пятый чан заторный, солодовня ветхая развалилась, два куба медных, а весу в них39 гривенок».

Вот такие страницы открывает нам история прошлых дней, обогащая нас духовно, заставляя вспомнить минувшее, задуматься о настоящем и посмотреть в будущее.

Использованная литература

«Памятники архитектуры Костромской области, город Солигалич и Солигаличский район». Вып.4, Кострома 2002 года.
Газета «Солигаличские вести» от 31 июля 2001 года.
Рубрика – История края. Статья – Родина царицы.

МУЗЕЙ МОУ «КОРЦОВСКАЯ СОШ»
2010год

Е. Донец, П. Рачков. Плетение из лыка лаптей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *